1061
27.10.2016

Варвара Помидор: "Текст, отвечающий твоему внутреннему миру, — это большая редкость" (интервью)

Маша Третьякова
автор текста
Анна Беляева
фотографии

Благодаря её рисункам Приречная страна, созданная норвежским писателем Руне Белсвиком и любимая детьми и взрослыми по всему миру, обрела очертания. Мы встретились с Варварой Помидор и поговорили о том, как рождались персонажи, у которых нет четких описаний, почему важно фантазировать не только над текстом, но и над картинкой. 

 

Очертания Приречной страны размыты и не чётки – множество оттенков серого перетекают друг в друга, и в этом сером цвете, как в тумане бродят герои книг о Простодурсене и его друзьях. За счёт такого немногоцветья герои получились очень лаконичными, но никто не назовёт их скучными.

 

Странные носы, хвосты, большие головы и совершенно очаровательные детские глаза, полные жажды жизни и удивления перед ней – такими увидела художница Варвара Помидор героев книги Руне Белсвика. И кажется, что другими они быть просто не могут.

 

Варвара и сама как будто из Приречной страны – уютная серая кофта, озорной смешливый взгляд и трогательное чернильное пятно на пальце от многочисленных рисунков.

 

 

Варвара Помидор иллюстратор

Фото: Екатерина Яковлева

 

 

Варвара, расскажите историю вашего необычного псевдонима. Как он появился? Почему – Помидор?

 

Это большая загадка. Этот образ придумал мой дядя. Он художник, архитектор, поэт... Когда я поступала в институт, он сказал: ну как же так – ты выйдешь замуж, поменяешь фамилию, тебе нужен псевдоним. Подумал немного и придумал – Варвара Помидор.

 

Вы легко сжились с псевдонимом? Почувствовали себя помидором?

 

Да, сразу.

 

Как произошло ваше знакомство с "Простодурсеном"?

 

Мне прислали текст в переводе Ольги Дробот. Мне он очень понравился, и я с удовольствием его проиллюстрировала. И уже потом поняла – это большая редкость, когда попадается текст, настолько подходящий тебе, отвечающий твоему внутреннему миру. Это действительно настоящее чудо. Огромное спасибо издательству "Самокат" за то, что предложили сделать иллюстрации именно мне.

 

 

простодурсен иллюстрации

 

 

Как рождались образы героев? В книге ведь нет никаких чётких описаний того, как они выглядят.

 

Из всего текста, из того, как герои себя ведут, как разговаривают, как размышляют – из всего этого словесного ряда в моём сознании родились очень яркие образы. Конечно, у меня были разные варианты, но все они были чем-то похожи.

 

Я очень долго думала, что иллюстраций к этой книге нет больше ни в одной стране. Но совсем недавно один читатель, который очень любит Приречную страну, нашёл обложку к немецкому изданию. И там Простодурсен – пожилой человек, весь такой скрюченный. Я была потрясена, потому что для меня образы, которые родились во время чтения, были абсолютно однозначными. И никакой мысли в сторону возраста героев ни на секунду не возникло. У меня они без возраста, странноватые, чудаковатые, но в душе молодые.

 

Поэтому пожилой Простодурсен меня потряс. Мне даже стало казаться, что я обманула читателя, что-то упустила в тексте, откуда-то должно быть понятно, что он такой умудрённый опытом старец. Возможно, Ольга Дробот своим переводом внесла в текст такое ощущение молодости, не знаю.

 

 

простодурсен

 

 

Как вам кажется, в том случае, когда автор сам не даёт визуального изображения своих необычных героев, стоит ли художнику браться за это? Не получается ли, что художник навязывает читателям своё видение и ограничивает их фантазию?

 

Это как раз был аргумент Руне Белсвика в пользу того, почему он не хочет картинок. Он хотел дать читателю возможность самому представить героев.

 

Но я тоже не люблю буквальное изображение текста в иллюстрации. Мне нравится иллюстрация, которая даёт повод для размышления. Когда текст тебе о чём-то рассказывает и картинка не иллюстрирует этот текст, а только дополняет его. Я стараюсь, чтобы у ребёнка появилась возможность пофантазировать не только над текстом, но и над картинкой. Надеюсь, что это получилось.

 

Когда я читала книгу, муж случайно заглянул в неё и спросил: что у них у всех с носами? Вы можете ответить на этот вопрос?

 

Интересно, что в немецких иллюстрациях у героев тоже большие носы. То есть что-то такое неуловимое в тексте есть. Мне хотелось нарисовать каких-то необычных героев. Носы, хвосты в этом помогли.

 

 

простодурсен

 

Легко ли герои дали себя нарисовать? Никто не сопротивлялся?

 

С Октавой была сложность. Она единственная дама, вся такая романтичная, влюбляется, ставит спектакли. Мне не хотелось, чтобы она была слишком слащавой. В результате, она получилась такая кругленькая, немножко грубоватая, как снеговик, но у неё красивые шляпы, кудри... Получился такой образ на контрасте.

 

Ковригсен по характеру самый спокойный, рассудительный, нейтральный. С ним тоже было непросто, потому что он не такой яркий, как остальные.

 

Кто из героев вам ближе всех?

 

Наверное, Сдобсен. Он такой весь ранимый, сомневающийся, постоянно в поиске.

 

Издательство принимало участие в создании образов героев или вам была дана полная свобода?

 

У меня было очень много эскизов. Сначала я сама выбирала из своих набросков, а потом отправила несколько вариантов в издательство. Конечно, мы всё обсуждали. Потом отправили эскизы Руне Белсвику, но до конца не были уверены, что он их одобрит. Но ему понравилось. И только после этого я активно начала рисовать Приречную страну. Без его одобрения мы даже не планировали ничего делать.

 

 

Дробот, Руне Белсвик, Варвара Помидор

Ольга Дробот, переводчик, Руне Белсвик, автор историй о Приречной стране, и Варвара Помидор

 

Расскажите о своих проектах, помимо "Простодурсена".

 

По образованию я дизайнер. Когда-то мечтала быть художником, но меня убедили в том, что надо приобрести более прикладную профессию. Но желание стать художником постепенно взяло верх, я стала много рисовать. Со временем начали появляться тексты к рисункам, получились рисованные истории. Если находится издательство, то периодически удаётся выпускать книжки.

 

Например, у меня есть книга-путеводитель "Санкт-Петербург-Бордо". Это очень интересный проект, мы делали его вместе с художником из Франции. Сначала он приезжал в Петербург, потом я на две недели поехала в Бордо. С одной стороны, у нас получилась история, которую можно прочитать, даже сидя дома. Но все места, которые в этой истории упомянуты, реально существуют, достойны внимания, в книге даны их адреса, по ним можно пройти. Такой путеводитель-квест.

 

А детские проекты были?

 

Да. У нас в Петербурге есть детский центр "Лабиринтум". Там многие научные открытия представлены в виде макетов. Для них специально написали стихи, а меня попросили эти стихи проиллюстрировать. Это был очень интересный опыт. Нужно было понять, как все эти приспособления работают, и в доступной форме показать это детям.

 

Для вас есть разница – рисовать для взрослых или для детей?

 

С одной стороны, есть, а с другой – нет. Известно же, что каждый человек в душе ребёнок. Поэтому ты просто рисуешь так, как ты чувствуешь.

 

Взять того же "Простодурсена". Я не могу сказать, что это однозначно детская книга. Дети понимают и замечают что-то своё, а ты, будучи взрослым, понимаешь, сколько в этой книге глубины и подтекстов. Не потому, что ты умнее ребёнка, а потому, что у тебя уже есть некоторый опыт, с которым ты можешь сопоставить то, что читаешь. Поэтому мои иллюстрации – это я, в которой есть что-то детское, плюс опыт, приобретённый с возрастом.

 

простодурсен

 

 

"Простодурсен" нарисован тушью. Тушь – ваш основной материал?

 

Мне интересно пробовать разные техники. Для каждой работы нужно что-то своё. Например, во Франции я делала проект под названием «Рождённые в СССР». Я вспомнила, что у нас на даче когда-то был деревянный туалет в дальнем углу участка. Внутри он был весь обклеен газетами. И у меня появилась идея нарисовать свои детские впечатления как бы поверх официальной жизни страны, отражённой на этих газетных страницах. Я натянула на подрамники газеты и акрилом нарисовала сверху свои рисунки.

Меня часто спрашивают, почему "Простодурсен" чёрно-белый, это же детская книжка. Издательство в этом плане меня никак не ограничивало, поэтому я полагалась на свои ощущения. Это Норвегия, север, мне видится что-то чёрно-белое. Чёрная земля, белый снег. И потом, меня настолько переполняла глубина текста, глубина разных оттенков серого цвета, что цвет казался совершенно лишним. Мне кажется, гаммы серого достаточно, чтобы передать настроение этой книги.

 

Вы учились в Европе и часто там работаете. Есть ли на ваш взгляд какое-то фундаментальное отличие между отечественными и европейскими иллюстраторами?

 

Конкретно иллюстраторов я не анализировала, но могу сказать, что поразило меня во время учёбы. У нас дети изучают изобразительное искусство с первого класса. Художественная школа, потом – училище, потом – академия... И постоянно тебя ориентируют на какое-то правильное рисование, и очень мало внимания уделяется поиску себя, своей индивидуальности.

А в Европе ребята гораздо более свободны. Когда мы поехали в Италию на практику, я, естественно, собралась с этюдником на пленэр, но остальные за мной не спешили. Одна девушка с утра садилась на кухне и рисовала всё, что видела на своём столе. Всё! Это была её практика в Италии. Каждое утро она рисовала ложки, яблоки и прочее. Другая девушка рисовала только фактуры – люки, камешки, стены. Потрясающе! Италия – это ведь не только пейзажи. Это может быть что угодно, всё, что тебя зацепит.

 

Мне очень понравилась эта непосредственность, индивидуальной подход к любой задаче и нежелание ориентироваться на правила. Это видно и в иллюстрациях. Но у нас сейчас тоже много прекрасных иллюстраторов. И, кстати, многие из них пришли в иллюстрацию уже во взрослом возрасте, получив до этого другую профессию. Возможно, это раскрепощает их в плане техники.

 

Ярких, талантливых, интересных иллюстраторов сейчас очень много, и можно выбрать книгу на любой вкус. Но неизменной популярностью пользуются издания с ужасными вырви-глаз иллюстрациями. Как вы думаете, почему? Можно ли с этим что-то сделать и нужно ли?

 

Я думаю, что такое будет всегда. Иначе как нам понять, что такое хорошо, если мы не знаем, что такое плохо?

 

Я думаю, практически каждый художник, иллюстратор мечтает найти свою книгу. Вы можете дать таким людям совет? Что делать – ждать, когда тебя заметят или бомбардировать издательства предложениями?

 

Совершенно точно – не сидеть и не ждать! Я сама лет 13 назад посылала в «Самокат» книжку, но ответа не получила и ничего не ждала. Нужно просто делать то, что тебе хочется. Обратите внимание – у нас огромное количество переводных книжек. Я знаю, что многие издатели будут только рады, если придут отечественные авторы и иллюстраторы. Я уверена – когда ты честно делаешь своё дело, это обязательно во что-то выльется.

 

Вам не кажется, что в последние годы в детской литературе картинка вытесняет текст? Появляется много виммельбухов, книжек-картинок, а книг для чтения становится всё меньше, и в основном это переиздания.

Я думаю, что книжки-картинки, рисованные истории – это отдельный вид искусства. Возможно, началась некая мода – мы открыли для себя, что историю можно прочитать визуально. На каких именно книгах делать акцент, зависит от родителей. На мой взгляд, ребёнку надо показать всю широту возможного выбора.

 


Посмотреть и купить книги с иллюстрациями Варвары Помидор можно, например, в интернет-магазинах Лабиринт>>  и Озон>>


 

простодурсен первая и вторая книга

Читайте также

Галя Зинько: "Мои иллюстрации похожи на меня, как дети на родителей" (интервью)
Рисунки Галины Зинько невозможно спутать с чьими-либо ещё: они запечатлеваются в памяти, рождая ощущения нежности и хрупкости, глубины и тревоги, радости и светлой печали. "Кидзбукии" Галя рассказала о том, как на ее творчество повлияли ковры с картинами Шишкина, так ли нужны в детских книгах иллюстрации и какие вещи и явления трудно рисовать.
Зина Сурова: "Совместное творчество – наш общий язык с детьми" (интервью)
Многие родители задаются вопросом: как оторвать ребёнка от интернета и компьютерных игр, как увлечь книгами и творчеством? Можно ознакомиться с многочисленными комментариями психологов на этот счёт, а можно вдохновиться личным примером и советами активной и успешной мамы, дизайнера, автора и художника Зины Суровой.
Как и зачем читать книжки-картинки с детьми? Опыт мамы и филолога

Бывают такие книги, в которых одно предложение на страницу, а то и на целый разворот. Но от этого они не становятся менее содержательными. Ирина Кондратьева, кандидат филологических наук и мама, не только составила для Кидзбукии топ книжек-картинок, но и рассказала как правильно их читать.