1103
10.01.2017

Подростковые книги на сложные темы: кто и зачем их пишет?

Маша Третьякова
Автор текста

Современные писатели Дарья Доцук, Дарья Вильке, Анна Красильщик и Юлия Кузнецова — о том, как говорить и писать на сложные темы, чтобы достучаться до детей, а не спугнуть их.


 

За последние годы в отечественной подростковой литературе появилось большое количество книг на темы, которые дети не всегда готовы обсуждать с родителями, но которые их безусловно волнуют. Первая любовь, чувства без взаимности, конфликты с родителями, травля в коллективе, страхи, нежелание жить... Список можно продолжать. Часто подросток в сложной ситуации остается один на один со своими мыслями и чувствами. И тут, как это ни странно, может помочь книга. Молодые писатели рассказывают честные истории о подростках и о том, как им бывает нелегко в современном мире. И когда держишь в руках такую книгу, кажется, что ты больше не один на один со своей болью.

 

С чем связан бум подростковых книг на сложные темы? Неужели проблем у подростков за последние годы стало больше, чем раньше? И как говорить и писать на сложные темы, чтобы достучаться до детей, а не спугнуть их? Об этом мы спросили молодых современных писателей.

 

 

Дарья Доцук,

 

автор книг "Мандариновая пора", "Невидимый папа", "Я и моё чудовище" (издательство "Аквилегия-М"), "Голос" (издательство "Самокат"). Книги можно купить на Лабиринт >>

 

 

Проблемы, конечно, были, есть и будут, просто под влиянием времени некоторые из них меняются, окрашиваются по-новому, и каждому поколению нужны свои книги.

 

На мой взгляд, появление в России большого количества «проблемных» книг для подростков связано с тем, что, во-первых, наше книгоиздание встаёт на ноги после кризиса 90-х, когда старая система была разрушена, а новая ещё не создана. И мы движемся в абсолютно естественном направлении – появляется много самых разных книг для самых разных людей, в том числе и для подростков.

 

Во-вторых, мы приходим к пониманию того, что замалчиванием проблему точно не решишь, нужно разговаривать. Табуирование темы только усугубляет дело, оставляет человека наедине с его переживаниями. А книга может стать собеседником или отправной точкой для обсуждения.

 

Например, я написала "Голос", книгу о преодолении панических атак, не только потому, что хотела рассказать о своем опыте, но и как призыв: давайте поговорим об этом, давайте вместе это осмыслим. Ведь паническую атаку хоть раз в жизни переживает каждый человек. Это очень страшный момент, многие не понимают, что происходит – сумасшествие, сердечный приступ? Рассказать кому-то страшно – мы боимся показаться ненормальными, неправильными. А встретившись с персонажем, который пережил то же самое, появляется понимание: я не один с такой проблемой, а следом и уверенность: значит, я тоже смогу через это пройти.

Как писать на такие темы для подростков? Честно, правдиво и, что немаловажно, увлекательно. Мне кажется, какой бы серьёзной или даже трагической ни была тема, подростковая книга должна читаться легко и с неослабевающим интересом, потому что это, прежде всего, литература, а не пособие по психологии. И, конечно, в «проблемной» литературе у героя должен быть выход, историю нужно закончить на хорошей ноте.


 


 

Дарья Вильке,

 

автор книг "На другом берегу утра. Бестиарий Святого Фомы", "Между ангелом и волком" (издательство "БерИнгА"), "Мусорщик" (издательство "Время"), "Шутовской колпак" (издательство "Самокат"). Купить книги — на Лабиринт >>


 

Не думаю, что проблем стало больше – думаю, их столько же, сколько и раньше. Мне кажется, это просто логика развития и роста книжного рынка и издательского мира, где всё взаимосвязано: издатели стали готовы такие книги издавать, писатели, почувствовав это, перестали себя сдерживать и пишут о многом, о чём хочется написать.

 

Потом – в результате первых русскоязычных экспериментов в этом поле и на фоне переводных книг на "сложные" темы, постепенно стал складываться новый, свой язык, на котором стало возможно на такие темы говорить. То есть, просто рынок детской литературы "повзрослел" и "созрел", перешёл на новую, очередную ступень развития после нового отсчета в начале двухтысячных – и это очень здорово. Мне кажется, мы ещё увидим множество интересных книг на "сложные" темы – и реалистичных, и метафоричных, и полудокументальных, всяких.

 

Как писать, чтобы не вызвать отторжения? Думаю, тут нет и не может быть каких-то общих рецептов, как бы их ни хотелось. Потому что все слишком разные и предугадать, каков был личный опыт и у кого что вызовет отторжение – невозможно. И потом, мне кажется, если хороший автор пишет хорошую книжку, которую он прочувствовал и выносил по-настоящему, то вряд ли это вызовет отторжение по определению. Нужно просто писать хорошие книги, не ставя себе при этом задачу, чтобы они были, к примеру, "сложными". А если они еще и окажутся на какую-то такую тему, то, я думаю, читатель их в любом случае примет и полюбит. И мне кажется, хорошие книжки, на любые темы, не пишутся по рецептам или с оглядкой на то, что "могло бы", теоретически (потому что практически, повторю, это предугадать невозможно) вызвать отторжение.

 


 

Анна Красильщик,

 

автор книги "Три четверти" (издательство "Белая ворона"), которую можно купить на Лабиринт >>

 

Я думаю, что мир стал более открытым, а современные писатели-родители лучше помнят себя в детстве и вообще ближе к своим детям. Мы и наши друзья — не дяди и не тети, мы с детьми на "ты", мы не выстраиваем с ними границы, мы больше друзья, чем родители, и поэтому нам об этом проще говорить и писать. Это если о России говорить и о моём поколении.

 

Что касается переводной литературы, думаю, что она и раньше была, просто сейчас появились хорошие издательства, которые стали об этом пласте литературы думать, переводить и привозить сюда писателей.

 

Писателям, выбравшим проблемные темы, стоит полагаться, прежде всего, на свою интуицию. А родителям – хвалить, обнимать и целовать детей побольше. Вместе ходить в кино и читать книжки. Разговаривать. Все равно мы, родители, будем их бесить, но так, наверное, чуть-чуть поменьше.


 


 

Юлия Кузнецова,

 

автор книг "Первая работа", "Где папа?", "Дом П", "Выдуманный жучок" (издательство "КомпасГид"). Купить их можно на Лабиринт >>

 

Прежде всего, с детьми и подростками нужно говорить честно, искренне. Не то чтобы на равных, в полной мере это вряд ли возможно, потому что ты взрослый, а перед тобой – ребёнок. Но совершенно точно не стоит обманывать, придумывать что-то искусственное.

 

В классе моего ребёнка дети как-то делились друг с другом откровениями: "А мне мама сказала, что я появился, потому что она горошину проглотила", "А мне мама сказала, что я родилась у бабушки, а мама меня забрала". Я не считаю нужным что-то такое придумывать. Не потому, что я такая молодец, а потому, что дети потом не поймут, зачем я всё это напридумывала. Конечно, у каждого возраста есть свои особенности восприятия, которые нужно учитывать. Не стоит вываливать на бедного ребёнка сразу всю правду-матку, которую вы успели постичь к своим годам. Нужно рассказывать ребёнку всё, как есть, но учитывать при этом его опыт, его чувства, понимать, что какая-то информация может его шокировать.

 

Тут, наверное, должен быть какой-то родительский фильтр. Родители должны чувствовать, что нужно ребёнку, к чему он уже готов, а к чему – ещё нет. Если не готов – значит, не нужно затрагивать эту тему. Любой разговор, любая книга на «сложную» тему должны быть не навязаны взрослыми. Они должны стать ответами на желание ребёнка узнать что-то.

 

Ещё взрослый – родитель он или писатель – должен помнить о своём детском опыте. Как он узнал о тех вещах, которые хочет затронуть? Понять, было ли это комфортно или травматично для него, и исходя из этого строить свой разговор или повествование.

 

Тэги: 10-15 лет

Читайте также

Какими должны быть иллюстрации в детских книгах? Мнения современных иллюстраторов
Как должны выглядеть иллюстрации в детских книжках? Мы попросили ответить на этот вопрос четырех участниц международного фестиваля книжной иллюстрации "Морс". Елена Сацута, Дарья Шныкина, Маргарита Кухтина и Екатерина Быстрицкая поделились своими представлениями о феномене детской иллюстрации и показали свои работы.
Подростковые книги на сложные темы: кто и зачем их пишет?
Современные писатели Дарья Доцук, Дарья Вильке, Анна Красильщик и Юлия Кузнецова — о том, как говорить и писать на сложные темы, чтобы достучаться до детей, а не спугнуть их.

Комиксы для детей — серия книг про черно-белого кота Мильтона Ардалан Хайде

Если у вас есть кот и вы мечтали когда-нибудь заглянуть ему в голову, чтобы понять, что он о себе и о вас думает, обратите внимание на серию книжек-картинок "Мильтон"! Эти рисованные истории про озорного черно-белого кота отличаются большой выразительностью при достаточно условной, стилизованной под детский рисунок, графике.