1339
09.12.2015

Наталья Евдокимова: "Дети все равно найдут и почитают то, что им интересно!" (интервью)

Прокопович Екатерина
Текст

"Кидзбукия" встретилась и поговорила с Натальей Евдокимой о ее книге "Конец света", о том, что подростки многие вещи должны пережить и перерасти и о том, что нужно, наконец, дать им свободу, не трястись над ними и не фильтровать их жизнь.

"Представьте себе, что вы живете в стране, в которой каждый день вам вменяется в обязанность съедать по килограмму сладкого? Разве это не мечта каждого ребенка, да и среди взрослых найдется немало сладкоежек. Или вы попали в государство, где никто никогда не болеет и не умирает. Ну, разве это не счастье — жить вечно здоровым? Оказывается, если призадуматься, ни то ни другое в конечном итоге не приносит радости и счастья. А еще сразу рождается два полноценных сценария для антиутопий". С такой живой и интересной интерактивной игры начала свою встречу в Детской библиотеке им. Лермонтова петербургская писательница Наталья Евдокимова. Скучные определения и термины были заменены творческим процессом, в котором все поняли и прочувствовали, как утопия неизменно переходит в антиутопию. Как тут не вспомнить булгаковского Воланда: "Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться".

 

 

Ваша книга "Конец света" погружает в странный, сюрный мир с одной стороны, а с другой — вдруг понимаешь, что в таком мире живет, наверное, каждый подросток-геймер. У вас была такая цель — показать нам, взрослым, что может твориться в голове современного ребенка?

Как раз такая цель была. Чтобы родители, может быть, даже почувствовали, что это может быть классно, интересно. Они же не могут сесть, поиграть, так вот хоть таким способом показать им, что не так все плохо и ужасно.

В некоторых интервью вы рассказывали, что имеете некоторый опыт в компьютерных играх. Как человек, знающий эту кухню изнутри, какой вердикт вынесете, компьютерные игры — это зло?

Я вот выросла, и, вроде бы, ничего! В моем подростковом возрасте появились денди, резались мы во все эти игрушки — "Марио", "Принц Персии" и прочие. И что-то из нас выросло, и читать не перестали. Но вот сейчас уже как мама я трясусь понемножку, чтобы дети не сидели много за компьютером, задумываюсь о том, что это вредно. Но компьютер — это часть современной жизни, от него никуда не деться.

А сколько лет вашим детям? Компьютер уже становится проблемой в вашей семье?

Детям скоро будет 5 и 3, и за компьютером ещё не сидят, такой проблемы нет. Разве что включаю им какой-нибудь мультик. Но если они дорвутся до компьютера, то могут зафрендить в фейсбуке кого-то незнакомого.

 

 

Как не дать детям уйти в него с головой, не потерять их?

Они не потеряются. Это так же, как с капризами, — просто часть жизни. Надо проводить время с ребенком, чтобы ему было все интересно. Быть в курсе его жизни, все обсуждать. Хотя подростки не всё, конечно, рассказывают. Это больше страшно для самого родителя, чем для ребенка. Если у ребенка есть голова и ум — он выкарабкается, сможет разделить интерес к компьютерным играм и другие интересы. У них постепенно пропадает интерес к конкретным игрушкам, становится очень грустно, что все это заканчивается, но это часть подростковой жизни.

Мир, который вы создали в книге "Конец света", насколько реален в будущем?

Какие-то вещи вполне реальны, наверное.

Вы не считаете антиутопией эту книгу?

Сложно сказать. Она, скорее, утопична, но, если смотреть на развитие, наверное, все-таки это антиутопия, потому что свободы немного. Можно сказать, что это антиутопия в развитии.

Для чего создаются книги в жанре антиутопии, эти модели социального устройства? Писателям интересно заглянуть в будущее?

Мне просто интересно читать антиутопии. Я их много читала, классических, и Оруэлла, и Замятина, и Стругацких, и Хаксли. И более современные "Голодные игры", "Бегущий в лабиринте". 

(Почитать про современные антиутопии можно в нашем обзоре — прим. ред.)

Последние достаточно жесткие, даже жестокие. Зачем детям читать такую литературу?

Это круто, это интересно. Еще раньше была написана "Королевская битва", она еще жестче. Сьюзан Коллинз, написавшая "Голодные игры", отрицает, что она взяла идею из "Королевской битвы". Попадись мне эта книга в детстве, я бы прочитала ее очень быстро, с большим интересом. Говорят, что ее популярность превысила даже "Гарри Поттера".

А все эти жесткие моменты не привносятся потом детьми в реальную жизнь?

Если вспомнить наше прошлое, кабельное телевидение и то, что там показывали, — Фредди Крюгер и прочие ужастики. Дети вырастают, у них самих появляются семьи, девочки становятся мамами и не могут уже такое смотреть.

Это нужно перерасти?

Да, куда уж деваться. Они спокойно к таким вещам относятся. Смерть для них не такая уж страшная, тем более литературная.

Не только жанр антиутопий, а в целом подростковая литература сейчас ожила, появилось много новых авторов, книги, которые дети с увлечением читают. С чем связан такой интерес писателей к подросткам?

Это связано с тем, что стали издавать наших авторов и подростковые книжки. Потому что книги писались всегда и много, но они не публиковались.

 

 

Книг много, но на них теперь стоят возрастные маркировки. Как вы к ним относитесь?

Ужасно. Их вообще не должно быть. Дети все равно найдут и почитают то, что им интересно. Мне вообще такой родительский фильтр не очень нравится. Если уж в подростковом возрасте фильтровать, бояться, сколько же можно трястись над этим ребенком?

То есть дети должны читать все, что им интересно, и обсуждать с ними можно все, что им интересно?

Да, это же только родители боятся обсуждать, дети не боятся.

Вы не побоялись написать книгу на такую болезненную тему, как усыновление — "Аквариумные рыбки". Как вы к ней пришли?

Темой усыновления я давно интересовалась. Даже не знаю, почему, вот просто входит в круг моих интересов и всё. И задумываюсь об усыновлении до сих пор. Но пока что нет возможности взять ещё одного ребёнка в семью. Но я очень переживаю по поводу одного мальчика — Кирилла из Магаданской области. Я была бы рада, если бы кто-то хороший взял его в семью. Я решила так: если уж у меня вышла такая книга, хорошо бы делать что-то для конкретных детей. И буду рассказывать всем про Кирилла, пока он не найдёт семью.

Многие ждут второй части "Конца света", она будет?

Сколько же можно концов света? (смеется). Нет, второй части не будет.

А какую книгу нам ждать от вас в ближайшее время?

Это будет книга "Кимка и подопечные", она должна выйти в следующем году в издательстве "Самокат". Это рассказ о семье, все члены которой живут, уткнувшись в телевизор, и совсем не замечают собственного сына. Я бы сказала, что это книга о просветлении.

 

 


Книги для детей и подростков Натальи Евдокимовой можно купить на Лабиринте или Озоне 


 

Фото: Дарья Доцук, из личного архива писателя

Читайте также

Антон Ломаев: "Я рисую, прежде всего, для своих детей" (интервью)
Петербургский художник-иллюстратор Антон Ломаев — мастер деталей, старающийся найти необычный подход к любой истории. Его Красная Шапочка отважно балансирует на канате, Кот в сапогах дирижирует целым театральным оркестром, Принцесса на горошине прогуливается по Петергофу... "Кидзбукии" Антон рассказал об источниках вдохновения, о ценности живой иллюстрации и о том, как правильно рисовать для детей.
Анастасия Строкина: "Хотелось наделить героев мечтательностью и доказать, что это тоже путь к достижению хорошего" (интервью)
Взрослые стихи Анастасии Строкиной печатаются уже давно и успешно, а в качестве детского писателя она дебютировала с циклом сказок "Кит плывет на север". "Кидзбукия" встретилась с Анастасией Строкиной и иллюстратором книги Ириной Петелиной и поговорила о культуре алеутов, героях, которые никуда не спешат, и о том, что медитативность и мечтательность — это тоже путь к достижению успеха.
Ютта Рихтер: "Стихи — это лучший способ навести порядок в душе"

Ютта Рихтер — успешно издающийся и популярный немецкий детский автор. На русском языке вышли две ее книги — "Щучье лето" и "Я всего лишь собака". Во время визита фрау Рихтер в Петербург мы встретились с ней лично, чтобы побеседовать о книгах, источниках вдохновения и сложных темах в детской литературе.