882
20.05.2015

Ирина Суслова: "Быть библиотекарем — значит каждый день бороться с унынием, нелепостью, хамством и незнанием"

Иванова Елена
Текст

Специалисты детского чтения — кто они? Кто решает, что, как и когда будет издано, занимается оформлением, придумывает тематические мероприятия и отвечает за то, чтобы книги нашли своих читателей? Цикл бесед "Люди книги" мы открываем знакомством с Ириной Сусловой, библиотекарем и куратором детских программ в детской библиотеке МЦБС им. М. Ю. Лермонтова в Санкт-Петербурге. Когда-то Ирина работала в музеях на месте бывших концлагерей, а потом дошла до точки...


Мы поговорили с Ириной о том, как для нее важно работать с жизнью и смотреть в будущее, выступать против стабильности в библиотеках и превращать чтение в удовольствие, почему иногда накатывает жуткое уныние, с какими стереотипами приходится бороться и для чего все это в конечном счете. 

 

 

Ирина Суслова библиотекарь

 

 

Ира, расскажи о своем профессиональном опыте до библиотеки.

 

До Детской библиотеки я работала только в двух местах. Во время учебы в университете я подрабатывала менеджером в одном питерском бюро переводов. Мне кажется, что опыт продаж очень полезен для библиотекаря. Будешь кислым или забудешь о сроках — не получишь результат! Ценить нужно клиента (читателя) и соображать побыстрее.

С пятого курса я два года работала научным сотрудником и архивистом в НКО Научно-информационный центр "Мемориал", занималась репрессиями советского периода, ГУЛАГом. "Мемориал" очень много мне дал, научил всему понемножку. Нужно было много работать с разными людьми, разбираться в документах, ездить в экспедиции и собирать материал на месте, брать интервью, фотографировать, писать статьи. В уникальной библиотеке "Мемориала" тоже пришлось поработать: искать книжки исследователям, покупать в экспедициях редкие брошюры, спасать все это богатство от протечек. Мне удалось пообщаться с профи в своем деле, это неоценимо. Подрабатывать, например, официанткой — это забавно и довольно денежно, но если есть возможность, то нужно начинать карьеру с такими профессионалами. Пусть и с небольшой зарплатой.

 

Почему в какой-то момент ты приняла решение стать библиотекарем?

 

После "Мемориала", осенью 2012 года, у меня была стажировка в Германии, в Гамбурге. Работа в то время мне уже поднадоела, но я не хотела просто уволиться в никуда и не готова была пойти в унылое место. Я хотела сделать по-настоящему крутой вираж! И как-то мне попалась чудесная программа немецкого фонда Arbeit und Leben. Я выбрала для стажировки две организации, связанные с культурой памяти.

Я работала в музее на месте бывшего концлагеря Нойенгамме под Гамбургом. Кто не был в концлагере, тому сложно понять, что это. Я бывала в разных музеях на местах лагерей, немецких и советских (музей "Пермь-36"). Это впечатляет.

Но нужно было дойти до точки — после визита в концлагерь Равенсбрюк под Берлином меня накрыло. Я возвращалась на поезде в Гамбург и думала: "Нельзя, нельзя мне работать с прахом и со смертью, нельзя так много смотреть в прошлое, нужно работать с жизнью, с удовольствием, с будущим". Через пару дней увидела ВКонтакте объявление: "Гайз, ищем людей в новую Детскую библиотеку!" Я написала: "Ребята, я хочу, но я в Германии — дождитесь!" Вернулась в Питер, на следующий день прошла собеседование. И вот я здесь.

 

 

детская библиотека

 

 

В обществе есть ряд стереотипов, связанных с библиотеками. Как твои друзья и родственники отнеслись к твоей новой работе? Какие странные или смешные вопросы задавали?

 

Мама и тетя работают в библиотеках, поэтому стереотипов в семье особых нет. Есть библиотекари квалифицированные, активные, приятные и читающие, а есть наоборот. Вторых, пожалуй, пока больше, чем первых. Друзья были впечатлены моим энтузиазмом, просто помогали без вопросов и сами зажигались. А малознакомые обычно вежливо спрашивают: "Гм, Детская библиотека? Туда кто-то еще ходит?" В нашу ходят. В самой библиотеке нас регулярно спрашивают, государственные ли мы или частные. Мол, слишком чисто, слишком много новых книг и вообще слишком хорошо для обычной библиотеки.

 

Ты как-то сама изменила свои представления о профессии за время работы?

 

Мне казалось, что в Петербурге есть по-настоящему только Публичная библиотека и Маяковка, а в других библиотеках работать нельзя. Оказалось, что есть и другие, есть даже хорошие! И там работают иногда совершенно нормальные люди.

Самое главное — в библиотеке может быть крутая команда, от которой получаешь радость и понемногу растешь. Детская библиотека — это не унылый детский сад и не школа с вечным запахом столовой, это может быть стильно, в удовольствие и даже по-умному. Не "сюсю", а серьезно.
Это открытие меня до сих пор поражает: команда, комфорт и удовольствие. Наш принцип "Чтение, общение, творчество" я заменила бы одним словом — удовольствие. Читать же — это удовольствие, как я понимаю.

Что читают сами и рекомендуют детям библиотекари, коллеги Ирины, можно посмотреть в этом обзоре >>

 

Детская библиотека мероприятия

 

 

Что такое быть библиотекарем в нашем мире, что для тебя это значит?

 

Это значит каждый день бороться с унынием, нелепостью, хамством и незнанием.

Общаться и находить единомышленников — книжных людей вроде "Кидзбукии" или детских издательств. И не очень книжных — "Бегущий город", "Упсала-Цирк", музеи, школы фотографов, телевизионщиков... Почему нет? С разбором, конечно.

 

Какой ты видишь библиотеку для детей и людей в современном мире?

 

Библиотека для всех, для детей и взрослых, должна быть местом безопасности, комфорта, удовольствия, радости и красоты. А потом уже просвещение, обучение, пропаганда и пр.

 

Как проходит твой рабочий день, за решением каких проблем или задач?

 

У нас в библиотеке есть маленький кабинетик, там я сижу за компьютером почти все время и непосредственно выдачей книг или записью в библиотеку занимаюсь мало. На мне много отчетности, писем, разных заданий, крупных проектов. Я же веду и группу библиотеки во ВКонтакте. И стараюсь побольше общаться с читателями на мероприятиях.

Вот, например, я готовлю афишу событий на месяц, которая состоит из постоянных занятий в библиотеке и нескольких разовых событий. Не все из них проводим мы, а со сторонними людьми нужно очень заранее договориться. Афиши нужно выслать в разные места в разном, соответственно, формате и до определенного времени. Макет афиши нужно вовремя передать дизайнеру и отметить, что на нем должны быть логотипы организаций, с которыми мы плотно работаем в этом месяце. Афишу нужно отдать в печать и забрать, повесить в библиотеке. Выложить в социальных сетях. Написать пост. Если афишу сдерут со стенда на улице, повесить новую. А вроде — просто афиша.

 

К слову об афише. В детской библиотеке много интересных проектов. Расскажи о тех из них, которые тебе нравятся больше всего.

 

В прошлом, 2014 году, у нас был проект "Ресторанный день" — библиотека раз в квартал становилась детским книжным кафе "25 кило". И поесть, и пообщаться, и в мастер-классах поучаствовать, и деньги собрать на благотворительность. Было здорово, но пока хватит. В это году начался новый ежеквартальный проект "Детский Книговорот и Вещеворот" — это бесплатный обмен книгами и вещами. Такая смесь рынка на Удельной, ДК им. Крупской и сайта Avito. Круто, между прочим.

 

Какой вклад в развитие проектов библиотеки делаешь именно ты?

 

Я иногда просто выдумаю эти проекты или довожу наши общие идеи до ума. Подхватываю чужие и преобразовываю их. Иногда мы все вместе сочиняем. 
Стараюсь, чтобы у проекта был смысл, хорошее название, хорошая аннотация и хорошая реклама (в нашем некоммерческом понимании). Это не значит, что я потом все это сама воплощаю или все это курирую, или что все эти проекты стали успешными. Но некоторые штуки оправдали себя, кое-что до сих пор работает.

Из большого, что сразу вспоминается — детское книжное кафе "25 кило", программа "Ибис на папирусе" (Детские дни в Петербурге), проект "Красное Солнце — Белое Перо" (совместно с Генеральным консульством США в Петербурге), программы I love New Amsterdam! и "На одной нитке" ("Ночь музеев" 2013 и 2015). Много всего.

 

кафе 25 кило в библиотеке

 

Какие планы у детской библиотеки и у тебя, как сотрудника, в этом году?

 

Планы у библиотеки — четко понять, кто она такая в этом мире, а после — захватывать этот мир потихоньку. Во всяком случае, часть Петербурга и Ленинградской области нам уже сдалась.

У меня планы — развивать библиотеку и развиваться самой. Нужно закрепить те небольшие успехи, которые достигнуты за последние два года — это и постоянный штат читателей, и контакты с экспертами, и участие в крупных городских событиях (акция "Ночь музеев", фестиваль "Детские дни в Петербурге", Книжный салон).

Очень хочется, чтобы оставалось и совершенствовалась крепкая команда тех, кто здесь работает. Вообще я против стабильности, я за тихий прогресс.

 

И ты к нему идешь, да еще и ведешь других...

 

Да. В январе 2015 года я с двумя единомышленниками — Еленой Ивановой из "Кидзбукии" и Еленой Шпаковской из Библиотеки им. Н. В. Гоголя (Красногвардейская библиотечная система Петербурга) — задумала встречи для детских библиотекарей и экспертов. Странно, что их не было раньше. Есть ежемесячные официальные встречи заведующих и директоров детских библиотек, а вот рядовые библиотекари и методисты вообще не видятся.

Еще оказалось, что библиотекари очень мало или вовсе не общаются с детскими издательствами! Короче говоря, народ сидит по углам и грустит о своих проблемах, не зная о своих возможностях, о новостях книжного мира, о том, что происходит под носом. И это в Петербурге.

В результате мы стали собираться каждый месяц, а то и по два раза. Каждый раз — человек 15-20, примерно один круг людей (и это, кстати, из всех детских и юношеских библиотек Петербурга, а их всего около шестидесяти!). У встреч два формата: семинары/тренинги и визиты в издательства. Мы уже провели семинар на тему проблем библиотеки, был тренинг о пиаре библиотек. Удалось навестить питерские детские издательства "Поляндрия" и "Фордевинд". Познакомились и обсудили сотрудничество с ребятами из "Упсала-Цирка" и "Бегущего города". Надеюсь, эти встречи не заглохнут, потому что они элементарно необходимы. Это не презентация какого-то библиотечного проекта или сборника: послушали, поскучали, похлопали докладчику и разошлись. Это нужно нам самим, мы сами задаем вопросы и ищем ответы.

Причем вопросы могут быть неприятными: почему к нам в библиотеку мало ходят? почему у нас такие чудовищно высокие, несообразные нормы посещаемости и книговыдачи? почему наша хорошая идея не пошла? почему мои коллеги меня не поддержали? почему начальство считает, что дизайнер и пиарщик не нужны библиотеке, когда они безусловно нужны? почему наша группа ВКонтакте не растет? почему кто-то отказался с нами сотрудничать? почему мой анонс не разместили? И так далее.

Мы обсуждаем, выслушиваем мнение друг друга и экспертов, которые могут посмотреть на наши библиотечные дела со стороны. Общих проблем очень много. Мы такие смешные немножко, как первые христиане в катакомбах — не в смысле мученики, а в смысле — мало нас, мы нащупываем наше учение, нашу концепцию. Посмотрим, что будет дальше. Эх, было бы у всех все хорошо, и не встречались бы, разве что в баре...

 

Другими словами, сложных вопросов у детских библиотек немало. А основная проблема тебе в чем видится, в чем корень зла?

 

Сказать, что у детских библиотек дела неважные — это ничего не сказать. И это не пресловутая "нищенская зарплата" — она, кстати, небольшая, но не фатально маленькая, сейчас не 90-е. И дело не в том, что "дети и вообще обычные люди сейчас не читают, а сидят в своих гаджетах". Книжная сеть "Буквоед" как-то неплохо живет, народ в метро с читалками сидит, книги издаются... Значит, дело не в плохих покупателях, а в плохих продавцах.

Надо признать неприятное: библиотеки не понимают, что они такое и для чего; библиотекарям не хватает профессионализма. Это главное. Достать книжку с полки и даже заказать ее из другой библиотеки — это уже неплохо, но маловато. Покупатель хочет большего. Это же абсурд: мы живем в золотой век детской книги в России, а детские библиотеки — полудохлые, мягко говоря. Вот об этом говорим, потихоньку друг друга тянем. Стыдно же, когда детский библиотекарь не понимает, что происходит на детском книжном рынке. Тут не работает присказка "Она двадцать лет в библиотеке работает, она все знает". А какие книжки появились с начала года — она знает? Читает их, на сайты издательств заходит, экспертные статьи читает, с народом общается? Библиотека — не башня из слоновой кости и не ботанический сад с фикусами, а крутой бесплатный магазин с разными дополнительными функциями. Это библиотекари должны, а не им все должны.

 

Справедливо. Тогда скажи, что самое сложное в твоей работе и почему ты еще ее не сменила?

 

Иногда накатывает жуткое уныние. И тогда совершенно случайные вещи дают поддержку. Заходит человек в библиотеку и улыбается мне, кланяется, как знакомой. Посоветуешь книжку человеку, а он потом говорит, что ему понравилось. Какая-то мама разместила у себя на стене ВКонтакте фотографию своего ребенка в нашей библиотеке. Иду с работы, а по дороге сразу несколько человек здороваются. Я тогда себя чувствую то ли батюшкой, то ли сельской учительницей. Почему-то именно сельской. Думаю: проникаем же потихоньку в жизнь нормальных людей, собираем их вокруг себя.

Да и вообще, мы же с детьми работаем, с книжками, а не в урановой шахте. Я бы не смогла, наверное, работать во взрослой библиотеке. Ведь со взрослыми ничего не поделаешь, тут уже надежд нет — тоска. А дети еще обязательно узнают про Гоголя и Гегеля, научатся вежливо разговаривать, принимать душ и получать удовольствие от книжек. Будем считать, что я чем-то смогу помочь им. Во всяком случае, не помешаю.

 


Фото из личного архива Ирины Сусловой и детской библиотеки, Kidsbookia 

Читайте также

Наталья Евдокимова: "Дети все равно найдут и почитают то, что им интересно!" (интервью)
"Кидзбукия" встретилась и поговорила с Натальей Евдокимой о ее книге "Конец света", о том, что подростки многие вещи должны пережить и перерасти и о том, что нужно, наконец, дать им свободу, не трястись над ними и не фильтровать их жизнь.
Сергей Махотин: "Когда пишешь для детей, ты их любишь! А это уже счастье" (интервью)
Сергей Махотин, автор более двадцати книг стихов и рассказов для детей, уверен, что детский писатель обязан быть счастлив, должен найти собственную интонацию в шумном многоголосье и помнить, что в детской литературе нет и не может быть конкуренции.
Книги для самых маленьких с красочными иллюстрациями Элисон Джей: "Слушай! Слушай!" и "Прогулка с Луной"

Элисон Джей (Alison Jay) - знаменитый английский иллюстратор, в чьих книжках текст, кажется, всегда обречен играть лишь второстепенную роль. Красочные и теплые иллюстрации Элисон превращают книгу с минимумом текста в отличное пособие для знакомства малышей с окружающим миром.