1444
06.05.2015

Илья Бернштейн: "Я занимаюсь книгами о войне не для патриотического воспитания. Они рассказывают, что на войне нельзя победить"

Ирина Суслова
Текст

Редактор и независимый издатель, основатель литературной серии "Как это было" о Великой Отечественной войне Илья Бернштейн рассказал "Кидзбукии", как попасть в тренд и остаться верным своей идее, что может сделать один редактор, почему нам всем важно уметь сопереживать и помнить, что в войне нельзя победить.

Бернштейн

 

Во время своего очередного визита в Санкт-Петербург Илья Бернштейн рассказал нам о...

Важности концепции и готовом продукте

Есть один знакомый нам всем феномен. Во всяком случае, это есть в нашей стране. Здесь так — не знаю, как где. Плохая работа и хорошая работа занимает одно и то же время и стоит обычно одних и тех же денег. Нет никакой связи между ценой и качеством. Или временем и качеством. Есть только связь между квалификацией исполняющего работу и результатом. Это общая точка зрения.

Чем я действительно отличен? Я настаиваю на том, что есть такая профессиональная ниша — редактор вообще. Для своих книг я придумываю саму концепцию проекта. Это всегда серия, потому что малые издательства работают сериями. Очень сложно и дорого выпускать книгу ради нее одной. Каждая последующая книга должна быть поддержана успехом предыдущей. Итак, нужно придумать проект. Собрать в него тексты: найти авторов, купить у них права. Нужно придумать оформление книги и вообще подачу. Я занимаюсь литературным, художественным, техническим и научным оформлением своих книг. Все мои книги мною оформлены и прокомментированы.

С абсолютно готовым продуктом, который можно нести в типографию, я прихожу в издательство, с которым у меня сложились партнерские отношения. Предлагаю им стать моим партнером… Это издательства "Самокат", "Белая ворона".

Единственное, чем я совсем не занимаюсь, — продажа, продвижение, вся система распространения.

 

сестра печали

Илл. Анны Романовой к книге "Сестра печали", изд. "Самокат"

"Сам себе менеджер" о  цеховом братстве будущего

У меня есть собственный "Издательский проект "А и Б". В декабре 2014 года вышли мои дебюты — две книжки: "Очарованный принц" Л. Соловьева и "Алошка" Г. Балла и Г. Демыкиной. В этом году я надеюсь продолжить.

Но опять же в моем издательстве нет никакого штата, нет склада, отдела распространения, нет коммерческого и пиар-директора. Все эти функции отданы другим, например, "Самокату", которому я первому предлагаю проект как моему самому надежному и успешному партнеру.

Я стягиваю людей, когда я не могу это сделать сам. У меня теперь больше проектов, чем возможностей их реализовать. Некоторые проекты удаленные, мне нужно их делать в Питере, например.

Я считаю, что такая технология — это не результат сочетания моих уникальных качеств или обстоятельств моей биографии. Это транслируемая вещь, этому можно научить. Это очень правильный подход, в том числе коммерчески. Всем так удобно. У меня несравненно меньше накладных расходов. Да мне просто не нужно четыре рабочих места, четыре компьютера и прочего для четырех разных редакторов. И я сам себе менеджер проекта, всех людей собираю.

Это позволяет очень удешевить и ускорить производство книги. Я готовлю книгу сложную, с нуля, ну, несколько месяцев (если ставить себе такую задачу — сделать быстро). Два-три месяца, и она уже в типографии. От нуля. А это книга, где нужно найти и нарисовать много иллюстраций, прокомментировать.

Ну и вообще, это такая современная идея, мне кажется. Она современна как идея возврата в Средневековье. Очевидно, что в некоторый момент идея индустриального производства не то чтобы заходит в тупик, она демонстрирует свою неединственность.

То, что я предлагаю, — такое средневековое цеховое производство, когда есть мастер, который что-то делает, какой-то индивидуальный пошив. У него есть ученики, подмастерья. Когда они выучиваются, они сдают в своей корпорации некий квалификационный экзамен. Они получают возможность с помощью других мастеров открыть свою мастерскую и получить доступ к заказам. Их приводят на рынок, и так принято, потому что тебя в свое время так вывели твои мастера... Идея получения высшего образования без университета и производство продукта без массового индустриального способа производства — мне кажется, это вещь современная, даже остро современная, востребованная и коммерчески, с большим потенциалом, особенно в пору кризиса.

О государственной поддержке — по календарю и без, о трендах и апробированных книгах

Мне очень приятно сказать об этом — господдержка не результат моего маркетингового усилия. Действительно, издательство исследует календарь в поисках дат. Вот, в следующем году или через следующий год будет столетие такого события значимого. Сейчас Федеральное агентство по делам печати и массовых коммуникаций опубликовало список тем, которое государство собирается поддерживать и призывает издателей. Собраны заявки на получение грантов, я тоже подал. Там удивительные вещи! Одновременно 135-летие Саши Черного и Андрея Белого. Вот такая историческая рифма.

Я не думаю о тренде. Никогда. Я считаю, что любой честно сделанный продукт может быть продан, сколько бы экзотической ни была идея, подход. Если это по-настоящему, из всех сил сделано. Я не встречал хороший продукт, который невозможно пристроить каким-то образом. Государству нужно на что-то настоящее тратить деньги.

Оказалось, что у меня пока абсолютное, стопроцентное попадание. Гораздо больше, чем у всех (надеюсь, это сейчас не сглаз на мои заявки этого года!). Я подал шесть заявок на гранты государства и на все шесть получил деньги. Впервые подал заявку от себя как ИП! Мне казалось, это вообще невозможно, чтобы в прямые отношения вступил индивидуальный предприниматель и Министерство печати. Получил.

Что это за книги? "Будь здоров, школяр"  Булата Окуджава в серии "Как это было" издательства "Самокат".

 

будь здоров, Школяр

Илл. Елены Ремизовой к книге "Будь здоров, школяр", изд. "Самокат"

 

Вообще деньги дали на переиздание даже недавно изданной книги! Была такая серия в издательстве "Теревинф" "Книги для детей и взрослых". И вот дали деньги на ее перезапуск с новыми картинками.

"Пусть он останется с нами" Максуда Ибрагимбекова, "Сказки среди бела дня" и "Второе апреля" Ильи Зверева (все в издательстве "Белая ворона"). Получила грант книга Соловьева "Очарованный принц", заявку я дал от "Теревинфа". И книга "Алошка", на которую я подавал от себя. Все шесть. По-моему, очень удачно получилось.

 

2 апреля

Илл. Марии Грачевой к книге "2 апреля", изд. "Белая Ворона"

 

Я считаю, что самое интересное, что сделано в русской подростковой литературе — это 60-70-е годы ХХ века. И с точки зрения государства это тоже хорошо, потому что эти книги апробированы, в том числе и цензурой 1960-1970-х годов. Их даже не нужно читать!

Если "Самокат" подает заявку на книгу Дарьи Вильке, а только что вышел ее "Шутовской колпак", где поднята тема нетрадиционной сексуальной ориентации… Значит, эту книгу нужно как минимум всем "там" прочитать! А если книга много раз выходила в 70-х годах, тут не приходится чего-то там ждать… Того, за что могут потом отругать.

О серии "Как это было" и о том, почему на войне нельзя победить

Я занимаюсь книгами о войне не для патриотического воспитания. Память о войне, военную историю нужно "поднять над схваткой". В той ситуации, когда разговоры о войне становятся оружием идеологического противостояния. Когда я начал издавать, еще не было никакой Украины. И так получилось — опять угадали с войной.

Эти военные книги — прежде всего антивоенные. Они рассказывают, что на войне нельзя победить. Травма настолько тяжела, что рассматривать войну как позитивный опыт... как минимум неправильно. Это главная проблема сегодня: люди не могут сопереживать. Они так спокойно допускают войну как перспективу. Они не представляют себе чужую боль. Каково это — когда у тебя дом разрушен, как это — когда у тебя, не дай Бог, погиб кто-то... Ослаблен навык переживать.

В них нет эстетизации и герооизации войны. Это естественно, потому что авторы эту войну прошли — в этом был принцип серии. Люди, которые писали о войне своей собственной, никогда ей не восхищались. Любой из них от этого опыта бы отказался. Любой автор серии "Как это было" — Булат Окуджава, Вадим Шефнер, Виктор Драгунский. Они говорили о войне как о несчастье.

 

Он упал на траву

Илл. Марии Волохонской к книге "Он упал на траву", изд. "Самокат"

О планах и издательской стратегии

Эту серию я собираюсь продолжить, но не за счет военных книг. Я хочу ее расширить постепенно во времени, чтобы она стала такой серией "Русский ХХ век в беллетристике". Не академическое исследование — раз ХХ век, то я начинаю с 1901 года. Нет, находится такая болевая точка, на которой многое сошлось, и вокруг нее начинаешь объедать некоторое пространство. Как коза на веревке объедает, знаете, круги увеличивает? (смеется)

Можно будет рассказать, что было вокруг войны, в конце 1940-х и конце 1930-х. Уже 20 лет. И дальше, в 1920-е и 1950-е шагнуть. Это план не только на эту серию, это вообще моя дальнейшая издательская стратегия.

Раньше я был по времени только в "оттепели" (середина 1950 — середина 1960-х годов). Это время породило самый успешный эстетический продукт. Так получилось, что в это время появилось очень много хороших текстов в детской и подростковой литературе. Концентрации была гораздо больше, чем когда бы то ни было. Но двигаюсь дальше.

 

Подробнее о книгах серии "Как это было" можно почитать здесьhttp://kidsbookia.ru/blog/obzory-knig/knigi-o-voyne-dlya-podrostkov-seriya-kak-eto-bylo-izdatelstva-samokat

Читайте также

Мария Бершадская: "Современным книгам легче найти путь к ребенку, расколдовать того, кто пока не полюбил чтение" (интервью)
Почему жизнь была бы скучной без необычных людей и чудаков? Насколько важно слушать и слышать каждого ребенка? И можно ли создать энциклопедию эмоций? Об этом нам рассказала писательница Мария Бершадская, придумавшая серию книг про Большую Маленькую Девочку.
Ольга Дробот: "В центре норвежской литературы — индивидуальность ребенка" (интервью)
Ольга Дробот — переводчик с норвежского и специалист по скандинавской литературе. Мы встретились с ней в Петербурге на Книжном салоне, чтобы поговорить о том, почему норвежская литература так популярна в России. А еще узнали, каким трем вещам осознанно учат детей норвежцы, почему воспитание похоже на готовку в мультиварке и что стоит в центре норвежской литературы.
Что почитать ребенку 6-9 лет о сверстниках? Серия книг про большую маленькую девочку Женю

Большая маленькая девочка - героиня новая в русской литературе. Она ростом "с самого высокого в мире баскетболиста", но она настоящая, итересная, тонко чувствующая. Она легко и увлекательно рассказывает свои истории - не фантазии, как, скажем, Пеппи Длинныйчулок, а вполне себе бытовые, узнаваемые и в чем-то драматичные моменты из жизни. Читатель-ребенок, скорее всего, поверит ей и поймет то, что с ней происходит.