624
31.10.2014

Григорий Кружков: "Самое трудное — держать планку, чтобы все-таки выходила литература, а не какая-нибудь дребедень" (интервью)

Известный переводчик, исследователь, поэт и детский писатель Григорий Кружков рассказал нам о своей первой авторской книге "Приключения Миклуши и Маклая" (издательство "Клевер"), поделился своим мнением о том, почему писать для детей сложно, и вспомнил, какие истории пугали и радовали его в детстве.

После презентации книги-путешествия "Приключения Миклуши и Маклая" в Московском доме книги на Арбате Григорий Михайлович согласился ответить на несколько наших вопросов. Первым делом мы попросили его вспомнить самое трогательное воспоминание из детства про книги и рассказать о том, что он читал.

 

 

Я рано, еще до школы, прочел "Вечера на хуторе близ Диканьки" и мне очень понравилось про галушки, которые летели прямо в рот и на ходу обмакивались в сметану, но колдун из "Страшной мести" так меня напугал, что потом снился во сне, и я просыпался от страха. Не знаю, трогательные ли это воспоминания.

Но в книгах я проживал еще одну, главную, жизнь. Хотя книг у детей 50-х годов прошлого века было меньше, чем сейчас. Мы, например, совсем не знали ни Винни-Пуха, ни Карлсона, ни Алисы, ни Хоббита, ни Мумми-тролей, не говоря уже о Гарри Поттере, какие-то из этих книг были еще не переведены, а какие-то даже еще не написаны.

Зато я читал много книг о путешествиях и приключениях, выдуманных и настоящих. Среди этих книг были и записки русского ученого и путешественника Миклухо-Маклая, долгое время жившего среди папуасов острова Новая Гвинея. Кроме всего прочего, меня завораживало это имя. Через много лет я узнал, что настоящая фамилия ученого — Миклуха (он был родом из казаков), а шотландскую добавку Маклай он приставил к ней для солидности.

 

Повлияло ли это на выбор тем, героев, образов для ваших книг?

Пожалуй, пасечник из "Вечеров" как-то отдаленно повлиял на мой "Сказ про деда Остапа". А что повлияло всерьез и надолго, так это "Снежная королева". Главные корни моих сказок, как я сейчас понимаю, оттуда, от Герды и Кая. Кай, который склонен жить умом, он даже составлял из льдинок слово "вечность" для Снежной королевы, и Герда, которая всегда и везде живет сердцем. "Снежная королева" была любимой сказкой моего детства, Герда — любимой героиней. Уже тогда я понял, что девочки лучше мальчиков — сильнее, вернее и упорней. Вот они, наверное, отразились в моих Миклуше и Маклае.

 

Расскажите немного о своей книге "Приключения Миклуши и Маклая" — кому вы бы советовали ее прочитать, что в работе над ней было самым интересным и сложным?

Свою первую повесть-сказку я послал Вениамину Каверину, чью "Аптеку "Голубые шары" обожал, и получил ободряющий ответ. Но так вышло, что эта моя сказка потерялась, а следующую я написал спустя пятнадцать лет. 
Не зря говорят: чем человек старше, тем чаще он возвращается мыслями в детство. Дошел черед и до Миклухо-Маклая. С ним произошла такая штука: он раскололся пополам, аккуратно по черточке, и из одного путешественника вышло двое — девочка Миклуша и мальчик Маклай.
В моей книге есть еще один смысл, который, может быть, уловят взрослые. Он связан с древнегреческим мифом об андрогине — могучем существе, в котором соединялись мужское и женское начало. Но андрогины возгордились и посягнули на власть богов, тогда те разделили каждого андрогина на две половинки (чтобы уменьшить их силу) и рассеяли по миру. С той поры половинки, мужская и женская, тоскуют и ищут друг друга, чтобы соединиться, это и называется любовью. Так что мои Миклуша и Маклай, сами того не зная, могут быть такими вот половинками, скучающими друг без друга.

 

кружков

 

Смогли ли вы сохранить своего внутреннего ребенка?  

Вместо ответа на этот вопрос я лучше приведу вам стихотворение английской поэтессы Стиви Смит в своем переводе:

Сохранить ребенка
 
Сохранить ребенка в душе
Хорошо ли? Да как вам сказать…
Это значит — тяжелой обузой себя
Добровольно связать.
 
Не годится ребенок для взрослой борьбы,
Слишком умной и тонкой;
И поэтому взрослый в себе
Презирает ребенка.
 
Но и тот презирает больших —
Слишком тертых и взрослых,
Ибо правда ребенка — в слезах,
А большие умны, но бесслезны.
 
Видит в радуге он
То, что взрослому кажется тусклым,
Ибо взрослый 

рассудком живет,
А ребенок живет только чувством.
 
Чувством буйным, не знающим меры —
Шутить с ним не стоит;
Если вы не поймете его,
Он такое устроит!
 
Говорят: взрослый должен уметь
Пересилить ребенка.
Ха-ха-ха! Он легко вас придушит
Одною ручонкой.
 
О, поверьте, совсем незавидный удел —
Сохранить в себе детство;
Будет бунт и мятеж —
Куда тогда взрослому деться?
 
И что делать ребенку,
Который из выросшей тетки
Смотрит, как анархист
Из-за тюремной решетки?

 

Есть ли какие-то детские книги, от которых у вас захватывает дух?

Дух захватывало у меня, когда я читал "Остров сокровищ", "Таинственный остров", "Записки о Шерлоке Холмсе". Пожалуй, так можно сказать. А вот слезы капают до сих пор от некоторых сказок Андерсена, и не только. 

 

Что вам ближе: переводная работа или работа со своими текстами и стихами? 

Вы не поверите, и то, и другое одинаково интересно. И увлекательно, особенно, когда приходит вдохновение, и ты чувствуешь, что получается, слова идут к словам и мысли к мыслям. Хотя сочинять сказки все-таки самое приятное из всего.

 

Почему вы в качестве читателей своих книг выбираете детей?

Писать для детей приятно, потому что они благодарные и доверчивые. Но тут есть большая опасность — злоупотребить их доверием и подсунуть им третий сорт. Вот это самое трудное: в игре, в непринужденной фантазии — держать планку, чтобы все-таки выходила литература, а не какая-нибудь дребедень.

Григорий Михайлович, спасибо! Пусть литературы вокруг будет как можно больше!

 

О книге "Приключения Миклуши и Маклая"

приключения миклуши и маклая

 

 

Автор: Григорий Кружков

Иллюстратор: Алина Харченко

Издательство: Клевер-Медиа-Групп

 

Купить онлайн с доставкой на Лабиринте или OZON

 

 

 

 

Благодарим за помощь в организации интервью и предоставленные фотографии издательство "Клевер".

 

Читайте также

Подростковые книги на сложные темы: кто и зачем их пишет?
Современные писатели Дарья Доцук, Дарья Вильке, Анна Красильщик и Юлия Кузнецова — о том, как говорить и писать на сложные темы, чтобы достучаться до детей, а не спугнуть их.

Нина Дашевская: "Вопрос наведения мостов между людьми, приближение их друг к другу меня очень волнует" (интервью)
Нина Дашевская, совсем недавно ставшая лауреатом премии "Книгуру", рассказала "Кидзбукии" о важности непосредственного общения писателя и подростка, о том, что одиночество — вещь преодолимая и нужно по возможности всегда делать первый шаг и о том, что со взрослыми тоже можно разговаривать.
Что почитать ребенку 7, 8, 9, 10 лет и старше? "Нетерпеливые истории" Бернара Фрио

"Нетерпеливые истории" — небольшие зарисовки о детской жизни, в которой есть место для ужа в сахарнице и Ангела у светофора. Каждая история самодостаточна и занимает не более двух страниц. Что, безусловно, оценят нетерпеливые читатели, которые привыкли заранее читать последнюю страницу, чтобы узнать развязку.