1647
30.07.2014

Галя Зинько: "Мои иллюстрации похожи на меня, как дети на родителей" (интервью)

Васильева Ксения
Текст

Рисунки Галины Зинько невозможно спутать с чьими-либо ещё: они запечатлеваются в памяти, рождая ощущения нежности и хрупкости, глубины и тревоги, радости и светлой печали. "Кидзбукии" Галя рассказала о том, как на ее творчество повлияли ковры с картинами Шишкина, так ли нужны в детских книгах иллюстрации и какие вещи и явления трудно рисовать.

Галя зинько

Дюймовочка Зинько

Галя, скажите, нет ли у вас ностальгии по детству?

Да, я часто вспоминаю себя в детстве и жалею, что не могу вспомнить всех деталей. Ну это же, наверное, изучение самого себя: любопытно каким ты был, какой стал и от чего. Чем дольше я живу, тем больше понимаю, что фундаментально ничего не изменилось, и я тот же человек, что и 20 лет назад.

Вас много раз спрашивали о причинах, по которым вы избрали профессию иллюстратора. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о тех книгах и картинах, которые повлияли на вас в прошлом, сформировали ваш вкус и авторский стиль.

Знаете, раньше у всех дома висели ковры с картинами Шишкина. Это может смешно, но они наверняка повлияли на всех нас, и на меня точно. Не представляю, что может быть роднее этого леса, медведей, да и самих этих ковров.

Книги. В детстве мне очень нравился Маршак. Я сама его себе на ночь читала вслух, с выражением. Еще  любила молдавские сказки и историю про девочку Фенечку А. Пантелеева. А как-то мне попался рассказ "Легкое дыхание", только я тогда не знала, кто автор. Потом выяснила, что Бунин, села читать "Темные аллеи" и поняла, что вот – те "сказки", которые мне всегда хотелось прочесть, а мне почему-то подсовывали все про курочек и лисичек. Хотя про курочек и лисичек тоже замечательные есть.

 

Дюймовочка Зинько

 

Книги с вашими иллюстрациями вызывают интерес не только у детей, но и у взрослых. Что сейчас вдохновляет вас на создание запоминающихся образов?

Может, это потому что взрослые – те же дети. Про вдохновение часто спрашивают, но я так и не знаю, откуда оно приходит. Просто есть слово "надо". Если доверили книгу иллюстрировать, я не могу ждать вдохновения, нужно рисовать. Ну а так, меня конечно больше всех вдохновляет наш народ, хочется делать что-то именно для них, нравиться им. Важно радовать людей трудящихся: доярок, трактористов, сантехников, комбайнеров, газовщиков. Потому что о них совсем забыли, а это лучшие люди. На них весь наш мир и держится. Особенно приятно, когда напишут из какой-нибудь деревни, например, что хотят книжку мою купить. И чем дальше эта деревня – тем счастливей я.

Что вы чувствуете, когда ваши рисунки сравнивают с работами других художников?

Мне кажется, так некоторым людям легче принять то, что они видят: сравнить, взвесить, чтобы на что-то опереться. Поэтому пусть сравнивают.

 

кондитерские истории рисунки Зинько

 

Философы, филологи и лингвисты в XX веке потратили много времени на размышления об отношениях изображения и текста. Очень интересно, какие отношения с текстами складываются у вас?

Я не считаю, что во всех книгах должны быть иллюстрации, даже в детских. Возможно, без них даже лучше. Тогда любой читатель сможет как раз эти отношения построить с текстом, а иллюстрации мешают. Но, с другой стороны, иллюстрации могут помочь привлечь внимание к книге, которую, без них и читать и покупать бы не стали.

Я текст представляю таким сценарием, по которому можно рисовать кино.

Есть ли среди сказок более "строптивые" или более "податливые" для визуализации?

Есть конечно вещи, которые труднее рисовать. Вот, например, я до сих пор хожу и думаю, как можно нарисовать иллюстрацию к стихотворению Лермонтова про тучку. Точнее нарисовать-то можно: вот тучка, вот утёс. Но так, чтобы тронуло, взволновало, как само стихотворение, мне кажется, я не знаю.

Как вы относитесь к тому, что тексты некоторых сказок (например, "Аленького цветочка") были отредактированы на более современный лад?

Плохо отношусь. Все самое красивое, ценное и важное так беспощадно вырезать и назвать адаптацией. Я не понимаю этой заботы о читателях.

 

аленький цветочек зинько

 

Очевидно, что иллюстрации имеют отношение к духовному миру художника. Что в ваших работах сохраняется от вашего собственного образа, внутреннего и внешнего?

Мне все говорят, что персонажи, которых я рисую, похожи на меня. Так что, наверное, очень многое сохраняется. Это получается само собой. Все художники, композиторы, певцы, да вообще все, говорят, что их произведения – это их дети. И у меня так, наверное. Мои иллюстрации похожи на меня, как дети на родителей.

Наверное, вы не раз слышали, как взрослых, сохраняющих какие-то детские черты, называют "кидалтами" (от англ. kid — ребёнок и adult — взрослый), этим словом, зачастую, обозначают всё подряд: инфантилизм, эгоистичное поведение и социальный эскапизм. Но американский психолог Эрик Берн (как и, например, Юлия Борисовна Гиппенрейтер), наоборот, утверждал, что абсолютно каждый человек всю жизнь хранит в душе своего "внутреннего ребёнка". Как по-вашему, что отличает взрослых от детей, а детей от взрослых?

Да, взрослые – это дети, а дети – это взрослые. Человек рождается драгоценным камнем, а жизнь уже ему огранку придаёт. Вот и всё отличие, я думаю.

Обращали ли вы внимание на то, как выражается эта разница в восприятии ваших иллюстраций взрослыми и детьми?

Да я как-то разницы в восприятии и не замечаю. Но взрослые, правда, иногда такого надумают, глядя на картинку, такого увидят, чего там и в помине нет. А бывает наоборот, глядят и ничего не замечают. Детям это всё можно простить, они же дети.)  

 

Зинько иллюстрации

 

Вы думали о том, что многие дети впервые откроют для себя мир сказок через призму вашего видения, запомнят лица принцесс и чудищ. Чувствуете ли вы ответственность перед своими читателями?

Я думаю об этом, но, честно говоря, не всё время. Я же рисую для себя, чувствую, что так правильно, поэтому, наверное, не беспокоюсь, что мои иллюстрации кого-то напугают или чего-нибудь такого натворят. Не хотелось бы.

Как вы считаете, какой должна быть детская иллюстрация? Где пролегает грань между иллюстрацией для взрослых и для детей?

Я не знаю. Для меня её нет. Говорят, в детских иллюстрация нельзя рисовать кровь. Но меня в детстве кровавые картинки не пугали. Наоборот, сейчас я впечатлительнее.

Вообще, я бы хотела рисовать иллюстрации к книгам, не изображая главных героев. Не отнимать у читателя удовольствие самому воображать, а только подталкивать его. Например, рисуя лишь пейзаж или какой-нибудь предмет. Создать среду, декорацию, как в театре. Но, боюсь, такую книгу не захотят издавать.

 

Зинько

Есть ли у вас, условно говоря, некая "сверхзадача иллюстратора", которую вы себе ставите?

Книги, они все-таки для того, чтобы развлекать. Получается, я тоже работаю в сфере развлечений. Но мне б хотелось, чтобы качество этих развлечений было достойным самых искушенных читателей. Я просто представляю читателя таким, перед которым нельзя ничего скрыть, поэтому нужно делать всё идеально.

 


Купить книги Гали Зинько можно на Лабиринт или Озон 


 

Фото: Kidsbookia.ru и из личного архива Г. Зинько

 

 

Читайте также

Анастасия Орлова: "Есть вероятность, что наступит такой момент, когда увиденное и услышанное станет объёмным, перерастёт в стихотворение" (интервью)
В её книгах оживают лужи, скамейки, грузовики с прицепами. Её стихи легкие, мягкие и нежные, как она сама. И те, для кого она пишет —  с пушком на головушке, глазками-бусинками и пятками-яблочками. "Кидзбукия" с удовольствием побеседовала с Анастасией Орловой, автором стихов для самых маленьких. Настя рассказала нам о том, как она стала детским поэтом, сложно ли писать стихи для малышей, как важно внимательно слушать и смотреть по сторонам и о тех авторитетах, под чьим влиянием она счастлива творить.
Ольга Дробот: "В центре норвежской литературы — индивидуальность ребенка" (интервью)
Ольга Дробот — переводчик с норвежского и специалист по скандинавской литературе. Мы встретились с ней в Петербурге на Книжном салоне, чтобы поговорить о том, почему норвежская литература так популярна в России. А еще узнали, каким трем вещам осознанно учат детей норвежцы, почему воспитание похоже на готовку в мультиварке и что стоит в центре норвежской литературы.
Какие книги читать мальчикам 3, 4, 5 лет? Опыт логопеда и мамы двойняшек

Что читать мальчикам, да еще и двойняшкам? Екатерина Петунина, логопед и мама Миши и Кирилла, поделилась с "Кидзбукией" своим опытом выбора книг.