1125
27.02.2015

"Если родители, учителя, библиотекари хоть что-то делают — дети читают". Интервью с Евгенией Пастернак и Андреем Жвалевским

Прокопович Екатерина
Текст

В феврале 2015  Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский, известные писатели из Беларуси, приезжали в Петербург, чтобы встретиться со своими читателями и лично ответить на все вопросы детей и родителей. "Кидзбукия" тоже сумела поймать творческий тандем, чтобы поговорить о тех, для кого они пишут, а также выяснить, действительно ли современные дети не читают?

Интересно, что любимые многими подростками авторы, написавшие уже более десяти книг ("Правдивая история Деда Мороза", "Время всегда хорошее", "Москвест", "Гимназия №13", "Я хочу в школу!" и др.) до сих пор писателями себя, кажется, не считают. Они просто делают то, что им нравится: пишут потрясающе увлекательные истории для детей.

 

Вы далеко не первый раз в Петербурге. Как у вас впечатления от петербургских школьников? Отличаются они, скажем, от минских?

Евгения Пастернак (в дальнейшем Е.П.): Они очень отличаются даже в пределах школ. Вот свежий пример — один день в Петербурге, две встречи в разных школах, которые находятся в пятидесяти метрах друг от друга, 5-6 классы. В одной — ощущение такое, что дети не только нас не читают, они вообще книгу не видели. Они не в состоянии сформулировать вопрос, разговаривать не о чем совсем. Мы докатились до того, что читали им вслух, чего вообще никогда не делали. И вторая школа, через дорогу — все всё прочитали, шквал рук, очень интересные вопросы. Так что сравнивать детей Минска и Питера совсем невозможно.

Андрей Жвалевский (в дальнейшем А.Ж.): В Минске ровно то же самое. Есть учителя, библиотекари, которые сами загораются и умеют зажечь, а есть такие, которым все равно. А в целом, дети прекрасные что в Минске, что в Питере, что на Кубани, что в Калининграде.

 

Что вам помогает проникнуть в мир подростков, лучше их понять?

Е.П.: Мы все время с ними, варимся в одной каше, параллельно существуем.

А.Ж.: Старшие дочери уже выросли из подросткового возраста, но младшие уже подросли (9 и 10 лет), они вступают в подростковый возраст. Перерыва у нас нет.

Е.П.: Теперь второй раз с ними все это будем проходить.

Инициатором написания вашей первой совместной книги для детей ("Правдивая история Деда Мороза") была Евгения?

А.Ж.: Инициатором была Алла Гладкова, директор издательства "Время". К тому моменту мы написали уже несколько книг для взрослых. Заказ был написать книгу про то, откуда взялся Дед Мороз. Мы удивились тому, что действительно не было на тот момент такой истории. Про Санта-Клауса была, а про Деда Мороза — нет. Позже появилось несколько версий, уже после нас. Мы загорелись, начали разбираться, когда Дед Мороз появился, узнали, что ему всего-то сто лет. Накопали кучу материала, и появилась книжка.

 

 

Вы ведь как в воду глядели — с тех пор подростковая литература совершила квантовый скачок, можно сказать!

 

Е.П.: Да, мы вообще гениальные маркетологи, только узнаем об этом позже. Теперь нам все говорят: "Как вы вовремя сбежали в детскую литературу!"

Как вы тогда сумели спрогнозировать эту ситуацию — интуиция или какие-то явные предпосылки, факты на это указывали?

Е.П.: Это абсолютная интуиция.

А.Ж.: Мы начали писать книги для детей, но совершенно не думали, что мы детские писатели. Про это нам тоже потом объясняли. Пока мы не получили первую детскую премию "Алые паруса", мы сомневались, что мы детские писатели. И никаких расчетов и выгод в этом мы не видели.

Е.П.: Мы написали "Время всегда хорошее", я с этой книжкой пришла к однопаралелльникам моей дочки и говорю: "Ребята, мы написали книгу, не поймем для кого. Почитайте и скажите — вам как?". Там же очень большой кусок воспоминаний о нашем детстве. Будет это детям интересно, не будет это детям интересно — мы понятия не имели. Они прочитали и сказали, что им очень понравилось. Тогда мы поняли, что это все-таки для детей. Потом с каждой книгой уверенность появляется. Если мы уже десять книжек написали, и им нравится, наверное, мы это умеем.

 

 

Как в заметке Андрея: это мы подъем детлита предугадали или спровоцировали?

А.Ж.: Если уж совсем серьезно — в тот момент, когда мы начали писать "Правдивую историю Деда Мороза", переход из взрослой литературы в детскую был абсолютной глупостью. Мы писали любовно-иронические романы, нас уже в этом качестве кто-то знал, и нужно было развивать это дальше. А детская литература находилась на вторых ролях, мягко говоря. Что нас туда понесло? Точно не расчет, и если интуиция, то какая-то неделовая.

Ваши книги издаются в России, в Беларуси это делать сложнее?

Е.П. Это экономика в чистом виде, политики там нет вообще. В нашем случае уж точно.

А.Ж.: У наших издательств настолько нет денег, что они не могут наскрести на переиздание успешно продающихся книг.

Белорусским детям ваши книги доступны?

А.Ж.: В общем, доступны, хотя печатаются в основном в российских издательствах и доезжают в лучшем случае до Минска.

Е.П.: Честно говоря, в Минске книги дешевле.

А.Ж.: Когда в Беларуси издали "Время всегда хорошее", мы сразу договорились, что денег не берем, а гонорар забираем книгами. Вот эти книги мы и раздарили по библиотекам.

Е.П.: Существуют интернет-магазины, те же "Озон", "Лабиринт". Если человек хочет купить, он купит.

А.Ж.: Мы знаем несколько библиотек, например, а Барановичах, где очень неплохой ассортимент.

 

 

Совсем недавно в Минске состоялся круглый стол на тему "Как увлечь ребенка чтением в мире компьютерных технологий", модераторами которого вы были. Ситуация с нечитающими подростками в Беларуси и в России в общем сходна?

А.Ж.: Все очень сильно зависит от того, кто рядом с этими подростками. Если родители, учителя, библиотекари хоть что-то делают, дети читают. До сих пор не можем прийти в себя от встречи в Выборге, на которой эти так называемые "нечитающие подростки" плакали из-за того, что им не достался экземпляр книги. А если вокруг всем все равно, они сами не зачитают.

Е.П.: Вчера в Выборге учительница литературы рассказала свою историю. Она пришла в школу, в которой дети не читали, сказала: "Ах так, скоро вы у меня зачитаете!". Поехала на "Книжный салон", проходящий в Петербурге, два часа консультировалась с продавцом, который показал ей все книжные новинки.

А.Ж.: Привезла все эти книги и, прежде всего, прочитала сама.

Е.П.: А потом стала подсовывать детям. Через год они у нее все зачитали. Она не давила, не заставляла. Начала читать на уроках и говорила: "Можете делать все, что хотите — играть в телефоне, рисовать, но только тихо". Читала урок, второй, на третьем уроке двоечники с последних парт цыкали на тех, кто начинал шуметь: "Тихо, не слышно ничего". Потом она стала останавливаться на самом интересном месте, и им приходилось самим дочитывать. Потом уже сами стали тягать книги.

А.Ж.: Когда какая-то критическая масса читающих людей в классе набирается — начинают читать все.

 

 

Что делать, чтобы ребенок читал?

А.Ж. : Что-нибудь. Если ничего не делать — ничего не будет.

Е.П.: Любые способы работают. Мы познакомились с учителем физкультуры, он классный руководитель. Он сделал доску соревнований и ввел на ней графу "Чтение".

А.Ж.: Разные методы на разных людей работают. На одного работает соревнование, на другого — чтение слов.

Е.П.: На одного — встреча с писателями, на другого — викторина или квест.

Все эти способы замечательно описаны в ваших книгах.

Е.П.: Но мы ничего нового не придумали. Мы все списали уже работающее, надергали из разных мест: из школ, из библиотек.

А.Ж.: "Библионочь", которая проводится уже несколько лет. Конкурс фанфиков (Прим. ред.: фанфики — это сочинения, написанные поклонниками оригинального произведения, созданные на основе оригинального сюжета или с использованием персонажей оригинала) мы придумали, но потом выяснилось, что до нас его уже  провели в какой-то хорошей библиотеке.

Главная наша беда — это отсутствие информации. Даже мы, заинтересованные люди, не можем между собой обменяться. На круглом столе главная задача была познакомить всех тех, кто хоть что-то делает, чтобы они друг другу рассказали об этих способах.

Е.П.: Теперь появилась идея провести фестиваль в конце апреля и пригласить людей, которые в общем-то делают одно и то же, но с разных сторон. Самое обидное, есть госструктуры, госиздательства, но взаимодействие с ними превращается в кучу отписок, отмазок, каких-то бумажек. Вот это не работает!

А.Ж.: Свежий пример: в июне едем по главному проспекту в Минске, огромная растяжка: "Акция "Лето с хорошей книжкой". Тут же лезу в интернет: есть некое мероприятие, все лето детям будут читаться книги, проводиться какие-то интересные вещи. Но ни одного конкретного анонса нет. Я хотел просто сходить и посмотреть со своим сыном. В финальном отчете было указано 90 проведенных мероприятий. Где они все проходили, кто в них участвовал?

Е.П.: А параллельно шел проект "За чтение", шесть совершенно прекрасных программ. Но опять-таки как два параллельных мира. Мы тут что-то делаем, дым коромыслом, пишем блоги, отчеты. И там, вроде, что-то происходит, но мы почему-то не пересекаемся.

 

 

За этим круглым столом собрались писатели, издатели, библиотекари, блогеры, мечтающие помочь детям подружиться с книгой. Но главная ответственность за нечитающего ребенка лежит на родителях?

Е.П.: Если родители хотят и делают, ребенок будет читать. И мы все не нужны. Полностью компенсировать отсутствие чтения дома невозможно. Можно, как говорил Андрей Сметанин (Прим. ред.: белорусский детский поэт), в начальной школе еще чуточку скорректировать, компенсировать недостаток чтения. Если хорошая учительница будет подсовывать нужные книги, есть какой-то шанс, что он в этот мир книг еще войдет. Вот на этом этапе могут помочь писатели, библиотекари, блогеры и т.д.

А.Ж.: Часто родители, вроде, активные, но они не знают, что конкретно делать. Им в голову ничего не приходит. Им надо рассказать.

Е.П.: Или приводит мама ребенка на проект "За чтение". Если ребенка зацепила какая-то книжка, мама должна пойти и купить эту книжку, потом купить следующую.

А.Ж.: Проект "За чтение" вообще очень хитрый. Мы не просто устроили обучение детей, а там каждое задание было построено так, что без взрослого его невозможно было выполнить. Родители втягивались в процесс. Потом организаторы встречали на улице счастливых мам, которые восклицали: "Он читает! Он читает!"

Е.П.: Но у родителей часто такая позиция: я приведу к вам ребенка, а вы сделайте, чтобы он читал. Я вам привел ребенка — вы сделайте так, чтобы он никогда не попробовал наркотики. Я вам привел ребенка — вы сделайте из него отличника. Но так не бывает и не будет никогда!

Мы можем прочесть лекцию о вреде наркотиков, но если ребенок приходит домой и видит папу с бутылкой пива каждый вечер — все, что мы говорили, вылетает в трубу мгновенно. Точно так же и с книгами: если семья нечитающая, мама в "Фейсбуке", а папа в телевизоре, библиотекари с учителями могут разбиться в лепешку, но ребенок читать не будет. Воспитывать нужно прежде всего личным примером.

А возможно ли компьютерные технологии не противопоставлять книге, а превратить в союзников?

Е.П.: К примеру, есть игра в танки, от которой куча народу впадает в зависимость, пропадает в мониторе. Но есть семья, в которой папа с мальчиком играют в эти танки. Они накупили книг, в которых разбираются танковые модели, клеят танки из бумаги. Они к этим танкам подключили и реальный мир. Плохо? У мальчика и папы общее дело, общее увлечение. Отлично! Здесь ведь вопрос: как это использовать. Если ребенка в два года сажают к телевизору, включают мультики и говорят "не мешай"…

А.Ж. : ...лет до 18.

Е.П.: А если айпад, на котором ребенок читает, рисует полчаса, пока мама готовит ужин — почему нет?

А.Ж.: И потом, новые технологии облегчают очень многие вещи. Без интернета рассказать кому-то о книжных новинках занимало бы годы. Теперь, если ты знаешь, где искать, ты моментально получаешь информацию. А электронные книги, как показал опыт, не конкуренты бумажным. Недавно проводили опрос в англоязычных странах и выяснилось, что 60-70% молодежи до 25 лет предпочитают бумажные книги электронным носителям. И этот процент растет.

 

 

В книге "Время всегда хорошее" дети сидят, уткнувшись в свои комики, но они умеют хорошо писать, правда, говорить разучились.

Е.П.: Они пишут и читают в разы больше, чем мы когда-то.

А.Ж.: Они текстоцентричны.

Е.П.: Другое дело, что нам не нравится то, что они читают и как они пишут.

А.Ж.: То, что литература, которую мы предлагаем, вне этого литературного мира — это проблема литературы. Надо находить какие-то точки соприкосновения, как-то встраиваться в этот мир, становиться его частью. И тогда они будут читать то ВКонтакте, то книгу.

Е.П.: Я тоже читаю "Фейсбук" и "Анну Каренину".

У вас есть группа тест-читателей — кто они, как они помогают вам в работе?

Е.П.: Это случайные дети. Начинали мы с однопараллельников моей дочери. Мы им просто приносили пять распечаток на параллель, они читали и писали отзывы. Потом я предложила какую-то книгу выложить в "Фейсбуке", и за развернутую рецензию мы дарили книгу. И подростки читали. Сейчас и в "Фейсбуке", и ВКонтакте пишут отзывы.

В 2013 году вы совместно в издательством "Розовый жираф" провели конкурс фанфиков, на который дети прислали колоссальное количество работ. Лучшие из них попали в вашу книгу "Смерть мертвым душам". А в дальнейшем эта замечательная идея получила продолжение? Например, учителя литературы подхватили ее?

Е.П.: Нам ничего об этом неизвестно. Взрослая идея этого конкурса была такая: для того чтобы написать фанфик, нужно прочитать классическое произведение. А детская идея — дать им возможность оторваться!

А.Ж.: Мы хотели продолжить сами.

Е.П.: Нам самим не потянуть, там огромный этап предварительной работы, а в конце нужно сертификаты рассылать. Мы думали, что пришлют 150 работ, а прислали больше тысячи. Но, может быть, сделаем еще, продолжим.

Так существует ли такая проблема, как нечитающие подростки?

Е.П.: Она ровно такая же, как была двадцать лет назад. Я училась в средней школе и читала в классе одна. Потом я перешла в хорошую школу, там была хорошая учительница литературы, там мы читали всем классом. В среднем, читали 3-5 человек. Другое дело, что мы читали школьную программу, сейчас дети не читают даже этого. Но многое мы читали по диагонали, сочинения писали по критике. Я не вижу усугубления проблемы. Но с другой стороны, с теми детьми, которые сейчас читают, лучшими детьми, мы рядом не стояли. Они гораздо развитее, свободнее, они говорят о тех вещах, что нам и в голову не приходили.

А.Ж.: Например, мальчик Егор, который часто бывает в этой библиотеке (Прим. ред.: Детская библиотека им. М. Ю. Лермонтова), благодаря которому нас пригласили в его школу. Мы с ним сегодня разговаривали очень долго.

Е.П.: Мальчик, 7 класс. Он прочитал "52 февраля", и книга ему совсем не понравилась (Прим. ред.: в этой книге родители разговаривают с детьми на очень личные, деликатные темы). Он нам сказал: "Я считаю, что эта тема очень личная…

А.Ж.: ...и говорить об этом должны родители...

Е.П.: ...Я вас очень уважаю, но не хотел бы, чтобы вы рассказали об этом моему ребенку. Я сам хочу с ним об этом поговорить".

А.Ж.: Возражать мы даже не стали. Единственное возражение — что таких родителей очень мало.

 

 

Чему вы учитесь у детей?

Е.П.: Наверное, непосредственности, искренности. Хотя этого и у нас хватает. Может, любопытству.

А.Ж.: Свежести мышления. Они иногда такое говорят, что нам и в голову не придет.

Что для вас главное в общении с детьми?

Е.П.: Не врать.

А.Ж.: Уважение. Мы любим своих детей по биологическим причинам. А вот уважать — это очень большое искусство. Нужно общаться с ними как с людьми, чье мнение необходимо учитывать и очень бережно к нему относиться.

 



Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак — купить книги на Лабиринт или Озон


Фото: vk.com/rekvizit_info, Kidsbookia.ru

Читайте также

Анастасия Строкина: "Хотелось наделить героев мечтательностью и доказать, что это тоже путь к достижению хорошего" (интервью)
Взрослые стихи Анастасии Строкиной печатаются уже давно и успешно, а в качестве детского писателя она дебютировала с циклом сказок "Кит плывет на север". "Кидзбукия" встретилась с Анастасией Строкиной и иллюстратором книги Ириной Петелиной и поговорила о культуре алеутов, героях, которые никуда не спешат, и о том, что медитативность и мечтательность — это тоже путь к достижению успеха.
Анастасия Орлова: "Есть вероятность, что наступит такой момент, когда увиденное и услышанное станет объёмным, перерастёт в стихотворение" (интервью)
В её книгах оживают лужи, скамейки, грузовики с прицепами. Её стихи легкие, мягкие и нежные, как она сама. И те, для кого она пишет —  с пушком на головушке, глазками-бусинками и пятками-яблочками. "Кидзбукия" с удовольствием побеседовала с Анастасией Орловой, автором стихов для самых маленьких. Настя рассказала нам о том, как она стала детским поэтом, сложно ли писать стихи для малышей, как важно внимательно слушать и смотреть по сторонам и о тех авторитетах, под чьим влиянием она счастлива творить.
Добрые книжки для малышей - истории зайчонка Карлхена, отзыв

Книжки о зайчонке Карлхене с минимумом текста и детализированными иллюстрациями. Для родителей это целая энциклопедия по воспитанию маленьких упрямцев, почемучек и нехочух, а для детей - тренажер для развития речи и самостоятельного чтения.