974
02.09.2014

Детский поэт Эдуард Шендерович: "Нельзя быть назидательным!" (интервью)

Прокопович Екатерина
Текст

Эдуард Шендерович — автор книг "Инопланетяне у египтян", "Про битвы и сражения" и "Про один, два, 3, 4 и 5" — ворвался в привычный и устоявшийся мир детской поэзии, как свежий ветер. Он верит, что между качественной литературой и хорошими продажами книг есть четкая зависимость.  

Эдуард родился в Ленинграде. Его детство прошло на Васильевском острове, летние каникулы - в Мельничном ручье. В 14 лет уехал в Америку, там учился и работал. Затем вернулся и начал осуществлять масштабные инвестиционные проекты. Сейчас возглавляет инвестиционную компанию Kite Ventures, и входит в десятку самых успешных инвесторов в России, по мнению журнала Forbs. При этом Эдуард Шендерович – талантливый, яркий, неординарный и счастливый детский поэт.

 

 

Эдуард Шендерович

 

 

У Эдуарда Шендеровича и Корнея Чуковского схожее начало биографий детских поэтов. Им обоим пришлось убаюкивать своих сыновей стихотворными рифмами, из которых позже сложились первые детские произведения. У Чуковского – "Крокодил", а у Шендеровича...

— Первое, что я написал для одного из своих сыновей, было стихотворение, вышедшее в последней книжке "Про один, два, 3, 4 и 5": "Три кита, три кита, жили-были три кита, Жили-были три китайца у Литейного моста". Вот этот ритм "тра-та-та, тра-та-та" его успокаивал. Дальше оказалось, что это не только на него так действует, но и на других. И вообще оказалось, что это неплохо. Так что, возможно, я стал детским поэтом по чистой случайности.

 

Я должен сказать, что писать детские стихи без детей, наверное, невозможно. Все равно они вдохновляют. Не только собственные дети, а все дети. У них же совсем другой мир, очень богатый, красочный, зачастую абсурдный, и взрослые хотят быть ближе к этому миру. Они ведь тоже в этом мире выросли, у них есть некая ностальгия по собственному детству. Хочется оказаться внутри и по другому увидеть реальность: на минуту, на мгновение, на какой-то более долгий срок почувствовать себя ребенком. Я думаю, что каждому хоть раз в жизни хотелось быть Питером Пэном.

 

 

эдуард шендерович стихи

 

 

Все книги Эдуарда Шендеровича абсолютно разные по стилю, содержанию и оформлению. Но все их объединяет легкость восприятия, ритмичность, эмоциональность, образность, неудержимая фантазия.

 

— "Про один, два, 3, 4 и 5" - это не про Китай. Китай там как некая мишура, фон. Это ленинградские и московские зарисовки на тонкой рисовой бумаге. Китай, тем не менее, важен. Куда же теперь без Китая? Там на художественном уровне много разных тем – например, цифры. Каждый текст начинается с одной цифры, заканчивается другой. Но по существу, они тоже не имеют особого отношения к повествованию. А что касается названия, то какая разница? "Что есть Монтекки? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет".

 

про один два 3 4 5

 

 

"Инопланетяне про египтян" (книгу обвиняли в антинаучности и несоответствии с названием издательства "Пешком в историю", которое должно основывать свои книги только на доказанных научных фактах - прим. авт.), мне кажется, это настолько неправдоподобно, что дети должны понимать, что это неправда. И вообще должны понимать, что очень многое в истории неправда. Историю пишут победители. Я заканчивал школу в Америке, и когда мы начали проходить Вторую Мировую, в учебнике было написано, что войну выиграли Америка, Англия и Франция у Германии, Италии и Японии. Я подошел к учительнице и спросил: "А как же СССР?". Она ответила: "Да, но здесь этого не написано".

 

"Инопланетяне…" — это одно стихотворение из шести. И мы обязательно издадим эту книжку, возможно с "Самокатом".

 

Еще очень много лежит написанного, что в какой-то момент появится.

 

Книга "Про битвы и сражения" написана чудесным детским языком. Все  красочные междометия, которыми дети так любят характеризовать бои и сражения, вписались в историческую канву. В книге замечательные иллюстрации Сони Уткиной.

 

— Сейчас я работаю над следующей. В какой-то момент будет книжка про "Про битвы и сражения - 2". Там будет про войнушку. Не про войну, а про то, во что играют дети. По наброскам мне кажется, что это, наверное, лучшее из того, что я написал.

 

про битвы и сражения

 

 

По поводу иллюстраторов – их мы выбираем вместе с издательством. Они мне что-то предлагают, с кем-то мы пробуем – иногда не получается. Но в итоге мне очень-очень повезло со всеми тремя прекрасными девушками (художники-иллюстраторы Соня Уткина, Наталья Салиенко и Анна Десницкая – прим. авт.).

 

Поэт с юмором относится к отрицательным отзывам о своих книгах. Справедливости ради, нужно отметить, что их крайне мало.

 

— Ой, я очень люблю отрицательные отзывы! Был один отзыв, в котором женщина написала, что ей так не понравилось, что она обязательно отвезет эту книжку на дачу и сожжет. Я решил, что нужно ей помочь, собрать еще книжек, которые особенно не нравятся, и публично сжечь, устроить такое аутодафе. Лучше на Красной площади. Я даже буду гордиться, если моя книжка будет одной из этих сожженных. Я считаю, что если есть люди, которые получают удовольствие от публичного выражения своих негативных эмоций, то пусть выражают. Зачем обращать внимание? Может, у них просто настроение плохое, кого-то с работы в этот день уволили, или жена ушла, сын любимую вазу разбил.

 

Эдуарду близка поэзия обэриутов, и очень лестны сравнения с Даниилом Хармсом.  

 

— Конечно, мне льстит, но мне кажется, что у Хармса совсем другой голос. Я не пытаюсь его повторять. Он другой, потому что он совсем из другого исходил. Он абсурдист, и он в этом совершенно велик. Может быть, какие-то пересечения есть, потому что то, что писали Хармс, Чуковский и Маршак, и даже иногда Михалков – это качественные детские тексты, которые дети запоминают и долго с ними живут. И если у меня получилось сделать то же самое, то это заслуга читателей, которые это так восприняли.

Вообще, мои любимые обэриутовские тексты принадлежат малоизвестному Юрию Владимирову. Он умер совсем молодым, в 22-23 года. У него всего-то известных 4-5 стихотворений, но они все потрясающие. Их нужно читать всем детям.

 

 

детские сихотворения шендеровича

 

 

При всей своей занятости Эдуарду всегда хватает времени на своих сыновей. Книги для чтения они всегда выбирали вместе.

 

— Конечно, я уделяю время своим детям. Помните, как у Булгакова – "успевает все тот, кто никуда не торопится". Не надо считать минуты, надо радоваться им!

Естественно, книги для детей выбирают родители, или какие-то знакомые. Детские стихи, как мне кажется, пишутся не для детей. Они пишутся для прочтения детям родителями. Взрослые в процессе этого прочтения должны получать то же удовольствие, что и дети.

Сейчас моим детям уже по 9 лет, они сами уже что-то читают. "Самокат" публикует очень качественные книги для детей разного возраста, которые можно не сомневаясь давать своим детям. И быть уверенными, что это понравится не только детям, но и факт их прочтения понравится родителям. "Самокат" издал потрясающую книжку под названием "Зима, когда я вырос" Петро ван Гестела. На самом деле она про лето 1947 года (подробней о книге можно прочитатать в нашем обзоре - прим. авт). Детям очень понравилась. Ну и, конечно, они болеют Гарри Поттером.

 

 

Сыновья Эдуарда знают все его книги наизусть, но он деликатно старается не досаждать им своей поэзией.

 

— Что-то им нравится, что-то не нравится. Знаете, я же им тоже не хочу надоедать. А то будут потом говорить, что папа-поэт "запичкал" их своими текстами. Но они очень гордятся, что могут всем друзьям подарить мои книжки и сказать, что это написал папа.

 

 

шендерович про один два три четыре

 

 

Эдуард считает, что сейчас хороших детских поэтов немного.

 

— Кого-то из них я знаю. Мне очень нравится Сергей Седов, он писатель-сказочник. Владимир Гандельсман, не являющийся детским поэтом, сделал прекрасные переводы Доктора Сьюза. Мне очень нравится Джулия Дональдсон. Я считаю, что то, что она написала про Груффало – одно из величайших детских стихотворений. Ну а людей, которые хорошо пишут, всегда не так много.

 

Поэт серьезно относится к своему творчеству и не приемлет халтуры даже от маститых писателей.

 

— Вы когда-нибудь видели рукописи "Евгения Онегина"? Когда смотришь на них, понимаешь, что, возможно, Пушкину это давалось намного легче, чем другим, и результат получался лучше, но это не было написано начисто. Это некий долгий труд. Я в принципе пишу очень быстро, а потом это долго лежит, редактируется, оттачивается. Я думаю, что многие так же. Но, например, Хармс на этом зарабатывал, он постоянно писал коротенькие стишки, которые нужно было публиковать в "Чиже" и "Еже". Это другой подход. Есть абсолютная халтура. Например, я считаю, что недавно вышедшая "Рабочая азбука" Бродского - это абсолютная халтура. Я думаю, что он сказал бы то же самое. Это выглядит так же, как если бы выпустить газетные заметки Довлатова. Не лучшие его произведения. Вот "Баллада о маленьком буксире" очень хорошее, но оно тоже не совсем детское.

 

Эдуард считает, что между качественной литературой и хорошими продажами книг есть четкая зависимость.

 

— Нужно писать качественные тексты. Люди встают в очередь, прежде всего, за качеством, а не за дешевизной. Если это хорошо продается, значит, много людей это читают. В мире очень много информации, и ее становится все больше и больше. Детям нужно уметь с этой информацией работать, но они  в первую очередь получают ту информацию, которая до них доходит. Если это качественно, то чаще всего это оказывается коммерчески успешным, потому что издатели тоже цепляются за качество. Это и становится базовым для детей. Я только за качественную литературу.

 

Эдуард Шендерович не руководствуется какими-либо правилами при написании книг.

 

— Сложно говорить о каких-то правилах, которые поэт должен соблюдать. Нет какого-то катехизиса детской поэзии. Язык меняется, меняются и темы, и обороты, и скорость прочтения. Из опыта могу сказать, что довольно странно быть назидательным в тексте. Любое назидание воспринимается и детьми и взрослыми негативно. Единственное, чему ты можешь научить в детской поэзии – это языку, а это уже немаловажно!

 

 

Фото: KidsBookia.ru и из личного архива Э. Шендеровича

 

Читайте также

Нина Дашевская: "Вопрос наведения мостов между людьми, приближение их друг к другу меня очень волнует" (интервью)
Нина Дашевская, совсем недавно ставшая лауреатом премии "Книгуру", рассказала "Кидзбукии" о важности непосредственного общения писателя и подростка, о том, что одиночество — вещь преодолимая и нужно по возможности всегда делать первый шаг и о том, что со взрослыми тоже можно разговаривать.
Григорий Кружков: "Самое трудное — держать планку, чтобы все-таки выходила литература, а не какая-нибудь дребедень" (интервью)
Известный переводчик, исследователь, поэт и детский писатель Григорий Кружков рассказал нам о своей первой авторской книге "Приключения Миклуши и Маклая" (издательство "Клевер"), поделился своим мнением о том, почему писать для детей сложно, и вспомнил, какие истории пугали и радовали его в детстве.
Детские книги о войне: блокадный Ленинград глазами девочек (издательство "Речь")

"Седьмая симфония" Т. Цинберг, "Три девочки" Е. Верейской и "Хлеб той зимы" Э. Фоняковой — три истории о жизни девочек в блокадном Ленинграде. Три книги, которые позволяют увидеть город глазами тех, кто был лишен детства. Три книги, которые стоит прочитать с детьми о блокаде Ленинграда.