868
19.04.2017

Детский писатель Ася Петрова: "На бумаге мне иногда удается быть более откровенной, чем в жизни" (интервью)

София Гуменюк
автор текста интервью, библиотекарь

О недетских книгах для детей, писательском сообществе и судьбе книги — в интервью с Асей Петровой.

 

Писатель, филолог, преподаватель, член Гильдии "Мастера литературного перевода" — весь этот серьезнейший послужной список принадлежит улыбчивой, легкой и остроумной Асе.  

 

Автор глубоких книг для детей и взрослых встретилась с юными читателями в библиотеке "Семеновская" МЦБС им. М.Ю. Лермонтова в Санкт-Петербурге, а после специально для "Кидзбукии" мы записали эту беседу.

 

 

детский писатель Ася Петрова интервью

 

 

О Ваших книгах говорят, что это недетские книги для детей или не совсем детские книги. Чем отличаются просто детские книги от "недетских" книг для детей?

 

По-моему, это всё игра словами. На самом деле, я написала только одну детско-подростковую книгу: "Волки на парашютах". Остальные мои тексты рассчитаны на подростково-взрослую аудиторию, если так можно выразиться.

 

Хотя я не очень люблю говорить, что книга рассчитана на какую-то аудиторию. По мне, так, если книгу прочитал подросток, значит, она для подростка. А если взрослый прочитал, значит, и для него. А если все прочитали, то для всех. А если никто не прочитал, то ни для кого. Книги очень индивидуальны.

 

Поэтому можно, конечно, четко выделить взрослые и детские тексты, а вот с подростковыми проблема. Они либо детско-подростковые, либо взросло-подростковые, либо просто взрослые. По-моему. Тот, кто сказал, что я пишу недетские книги для детей, вероятно имел в виду, что язык моих юношеских по духу книг доступен не любому подростку. Это правда. Но это, повторюсь, очень индивидуально.

 

О чем нужно писать в детских книгах, чтобы они были интересны и взрослым?

 

О проблемах, которые объединяют и детей, и взрослых, я думаю. О страхах, о любви, о прощении…


 

Сложно ли писать для детей и подростков? Как угодить такой аудитории?

 

Я не знаю. Писать и сложно, и легко, но я никогда не стремилась угодить аудитории. То есть, мне приятно, когда аудитория довольна, и особенная радость – видеть, что дети тебя понимают, подростки понимают, что они смеются или удивляются… Это очень здорово.

 

Но изначально передо мной, конечно, не стоит задача кому-то угодить. Единственное, что я считаю действительно необходимым, так это писать честно. Дети и подростки мгновенно распознают фальшь.

 

Странно такое говорить, но, наверное, на бумаге мне иногда удается быть более честной, чем в жизни. Более откровенной – я имею в виду.

 

Премию им. Самуила Маршака Вы получили за книгу "Короли мира". О чем она? Трудно ли ее будет читать тем, кто ни разу не слышал об Аполлинере и других культурных феноменах, вплетенных в повествование?

 

Эта книга о юности. О том, возрасте, в котором можно совершать ошибки и прощать их себе, о возрасте, когда думаешь, что никогда не умрешь, и чувствуешь себя королем мира. Но еще эта книга о любви, о городе, о его истории и о литературе.

 

Наверное, людям, не погруженным во французскую культуру, книга действительно может показаться перенасыщенной непонятными деталями, реалиями и цитатами. Хотя опять же это индивидуально. Я знаю, что многие читатели, далекие от Аполлинера и прочих франкофонских дел, всё прекрасно поняли. Это  ведь художественный текст, а не научная статья. Он был написан не для специалистов по Аполлинеру.

 

Что такое писательское сообщество? Дружите ли Вы с коллегами, ратуя за общее дело, или это скорее конкуренция?

 

Я не чувствую, что состою в каком-то сообществе. Пожалуй, не состою. С некоторыми коллегами, конечно, дружу. А насчет конкуренции – всё зависит от человека, а не от условного сообщества. Тот, кто хочет быть первым, будет конкурировать, где бы он ни состоял и с кем бы ни дружил.

 

Нет ли у вас ощущения, что продажа добротной прозы для юношества в несетевых, так называемых, интеллектуальных магазинах или через интернет уже создает какую-то читательскую элиту, не позволяя большинству даже узнать о них?

 

Да, наверное, в какой-то степени это так. Но может быть, это и нормально. Было бы, конечно, здорово, если бы все население страны читало только самые лучшие книжки, но этого всё равно никогда не будет. А кому надо, тот сориентируется. Ориентиров, слава богу, довольно много.

 

На встрече в нашей библиотеке были ребята 10-12 лет. А какой Вы были в этом возрасте? Что Вы любили, куда Вы ходили, чем занимались и, конечно, кого читали?

 

Я была очень веселой, занятой и ходила в музыкальную школу.  А читала всё, что родители давали. Они ставили надо мной эксперименты и читали мне всё подряд: и детское, и подростковое, и совсем взрослое. Помню, что я упорно читала "Обрыв" Гончарова, когда мне было 12 лет, а в остальном я была нормальным ребенком. Любила Астрид Линдгрен и "Мэри Поппинс".

 

Какова судьба книги? В одном из интервью Вы упомянули, что книга скоро станет дорогим арт-объектом.

 

Когда у меня брали то интервью, я была другим человеком. Так что зачеркните мои слова. Теперь я считаю, что с книгой всё будет хорошо.

 


Ася Петрова автор книг "Девочка с флейтой", "Волки на парашютах", "Чувства, у которых болят зубы", "Кто не умер, танцуйте диско!", "Короли мира", "Взрослые молчат", переводов "Нетерпеливых историй" Бернара Фрио, прозы Гийома Аполлинера, Жюля Лафорга, Марселя Эме и др.

 

Купить книги Аси Петровой можно, например, в "Лабиринте" >>> или на Ozon.ru >>>


 

Фото с личной страницы автора в Facebook. 

Читайте также

Торбен Кульманн: "Стена в моей детской комнате разрисована моделями летательных аппаратов" (интервью)
Торбен Кульманн — симпатичный, улыбчивый молодой иллюстратор из Германии, с которым нам удалось встретиться во время его визита в Санкт-Петербург в апреле 2015. Он рассказал о своем детстве, о возникновении идей и о процессе создания книги "Линдберг. Невероятные приключения летающего мышонка", о коллегах и тенденциях в детской иллюстрации. 
Антон Ломаев: "Я рисую, прежде всего, для своих детей" (интервью)
Петербургский художник-иллюстратор Антон Ломаев — мастер деталей, старающийся найти необычный подход к любой истории. Его Красная Шапочка отважно балансирует на канате, Кот в сапогах дирижирует целым театральным оркестром, Принцесса на горошине прогуливается по Петергофу... "Кидзбукии" Антон рассказал об источниках вдохновения, о ценности живой иллюстрации и о том, как правильно рисовать для детей.
Варвара Помидор: "Текст, отвечающий твоему внутреннему миру, — это большая редкость" (интервью)

Благодаря её рисункам Приречная страна, созданная норвежским писателем Руне Белсвиком и любимая детьми и взрослыми по всему миру, обрела очертания. Мы встретились с Варварой Помидор и поговорили о том, как рождались персонажи, у которых нет четких описаний, почему важно фантазировать не только над текстом, но и над картинкой.