1423
11.09.2014

Антон Ломаев: "Я рисую, прежде всего, для своих детей" (интервью)

Галина Цедрик
Текст

Петербургский художник-иллюстратор Антон Ломаев — мастер деталей, старающийся найти необычный подход к любой истории. Его Красная Шапочка отважно балансирует на канате, Кот в сапогах дирижирует целым театральным оркестром, Принцесса на горошине прогуливается по Петергофу... "Кидзбукии" Антон рассказал об источниках вдохновения, о ценности живой иллюстрации и о том, как правильно рисовать для детей.

Антон Ломаев

 

Антон, что повлияло на ваш выбор профессии художника-иллюстратора? И почему вдруг на определенном этапе после фэнтези пришли к иллюстрации детских книг?

Ответ на этот вопрос довольно сложен. Множество обстоятельств привело меня к тому, что я стал художником и графиком в частности. При этом, я достаточно универсально одарен от природы в этой области, так что, на пути к самоопределению в профессии мне пришлось делать ряд непростых выборов. Но и теперешнее мое занятие не кажется мне окончательным. Графику люблю за темперамент и выразительность при минимуме средств. Книжная графика мне близка своей практической «нужностью», востребованностью и разнообразием задач. Тем, что художник может не заботиться о том, как пристроить свою работу в мир, как сделать её увиденной. Что касается фэнтези, то дело в том, что когда я начинал работать после института с издательствами, я более или менее следовал предложениям от них. В моем сложном бытовом положении выбирать не приходилось. Книг этого жанра предлагалось к оформлению много. Как только я почувствовал себя в состоянии выбирать направление работы, я практически полностью ушел в книгу для детей и иллюстрацию для классической литературы.

 

Недавно вышла ваша новая книга "Калиф-аист". Многим уже полюбились ваши "восточные" иллюстрации к "Маленькому Муку", наполненные множеством интересных и ярких деталей. Известно, что Гауф писал свои сказки, ни разу не побывав на Востоке, вдохновляясь только силой собственной фантазии. А вы в чем черпали вдохновение, иллюстрируя эти произведения?

Да, вы совершенно правы. Именно поэтому я позволил себе полную свободу в интерпретации Востока. Как и у Гауфа, мой Восток полностью выдуман. Хотя, в отличие от Гауфа, который не выбирался из родной Германии, я все же довольно много езжу. Моя любимая жена Лорета албанка, а эта часть Балкан довольно сильно пропитана влиянием Востока, и там мы с семьей проводим достаточно много времени. Кстати, между "Маленьким Муком" и "Калифом-аистом" я подробно побывал в Стамбуле. Зарядился массой эстетических впечатлений. Пожалуй, этот опыт не вошел в работу над книгами Гауфа, но к теме восточной сказки я бы хотел обязательно вернуться.

 

восточные сказки

 

Как вы считаете, насколько важную роль иллюстрация играет в книге? Есть ли такие книги, которые лучше не иллюстрировать?

Конечно, например, большую часть книг для взрослых не нужно иллюстрировать. Но это не значит, что там нечего делать художнику. Наоборот, такие книги требуют подчас более виртуозной работы художника, художника в широком смысле. Общее оформление, работа с текстом, пропорциями книги, соотношения отдельных элементов - все это требует умной работы художника книги.

Сейчас стартовала серия книг Конан Дойла с вашими иллюстрациями, скоро должен выйти "Моби Дик". Что сложнее, иллюстрировать книги для взрослых или для детей?

Пропорции сложности зависят не от целевой аудитории, а от тех целей, которые ты перед собой ставишь. К примеру, в "Моби Дике" мне хотелось решить сразу несколько таких задач. Несомненно, хотелось раскрыть образы героев. Кроме этого, необходимо было показать характеристики быта, одежды и работы американских китобоев середины 19 века. При этом, нельзя было свалиться в банальное бытописательство, ведь у книги большой поэтический заряд, образность нужна была соответствующая. Цвет и фактура иллюстраций должны были напоминать об океанской воде, на которой происходит большая часть сюжета.

В работе над "Шерлоком Холмсом" я искал стилистику рисования, которая бы передавала дух классического английского детектива с одной стороны, а с другой - мне хотелось бы, чтобы история выглядела современно и остро. Именно от этого желания идет черно-белая графика, выдержанная в классической манере, но с острым решением ракурсов, движения героев.

В детской книге вопросы выбора стиля рисования, языка рисования тоже важнейшие. Я ищу. Есть много наработанных приемов в оформлении книг для детей, но хочется сделать знакомые всем сюжеты по-своему. В этом мне помогает то, что я рисую, прежде всего, для своих детей. Добавляет в работу личный компонент.

 

Когда вы рисуете, думаете ли о том, понравится ли книга читателю?

Конкретно об этом я не думаю. Скорее меня заботит то, каким образом донести свою идею читателю. Так что, конечно, я всегда стараюсь работать на восприятие зрителя, но тут нет желания понравиться. Важно быть правильно понятым.

 

Как вы выбираете книги, которые хотите проиллюстрировать?

Интуитивно. Некоторое время назад я принял решение не работать по заказу от издательств. Я говорю о больших проектах, авторских книгах. Так что, я ищу материал для работы самостоятельно, делаю свое дело и уже потом ищу подходящего издателя, заинтересованного во мне. Естественно, я обращаюсь в первую очередь к сказкам, текстам, книгам которые на меня самого произвели яркое впечатление. Либо в детстве, либо сейчас.

 

Какой должна быть книжная иллюстрация, чтобы ее можно было показывать ребенку? Ну, или чего в ней, наоборот, ни в коем случае не должно быть?

На этот вопрос и безумно трудно ответить и в то же время легко. Я думаю, что это проще всего сравнить с разговором с ребенком. Я лично избегаю сюсюканья с детьми, с ними стараюсь объясняться просто и ясно, в соответствии с возрастом. Темы, которые могут быть интересны ребенку, могут быть крайне разнообразны и обсуждения их избегать не стоит. Уместность, мера, доброе отношение к ребенку, чувство юмора — вот то, что важно в общении с растущим человеком. Примерно этими принципами я пытаюсь руководствоваться и рисуя. Меньше всего мне хочется превратиться в профессионала общения с детьми, с заученными умилительными интонациями. Куда важнее быть открытым навстречу и быть интересными друг другу.

 

ломаев

 

Знаю, что Вы рисуете в основном акварелью. Как относитесь к компьютерной графике в книжной иллюстрации?

Это достаточно принципиальный вопрос для меня. Еще в конце девяностых я хорошо освоил фотошоп. Было это на одном забытом проекте, связанном с «первой русской серией комиксов» по произведениям Марии Семеновой. Освоил и понял, что это не мое. Технологии могут помочь взлететь выше своих возможностей, по крайней мере, внешне и на какой-то срок, но я стараюсь в рисовании быть тождественным себе. Я ценю ремесло владения традиционными материалами, и работы, сделанные ими, кажутся мне более живыми. Кроме того, как я заметил, что чем больше художников, ловко владеющих компьютером, тем явственнее ценность живого рисования. И даже в материальном выражении.

 

Какие ваши любимые иллюстраторы?

Иллюстратор все же частная характеристика художника. Я не делю художников на иллюстраторов и не иллюстраторов. Из тех, кого люблю всю жизнь, назвал бы Рембрандта, Брейгеля, Пикассо, Шагала… Их много - тех, кто идет со мной по жизни, еще больше тех, кто увлекает на время.

 

У вас трое разновозрастных сыновей, какие книги вы выбираете для них?

О, тут, что называется, я вовсю пользуюсь своим положением. Покупаю то, что нравится, прежде всего, мне самому. Можно сказать, утоляю свою страсть за детский счет. Всегда перед супругой есть непоколебимое основание для покупки новой интересной книги - это детям. Разница в возрасте у сыновей большая, так что, я практически не ограничен в выборе интересных для меня книг.

 

оловянный солдатик Ломаев

 

Во многих книгах вы рисуете автопортреты и портреты своих близких или даже дарите свой облик главным героям (как в "Стойком оловянном солдатике"). С чем это связано? Ассоциируете ли вы себя с какими-то своими персонажами?

Да, это так. Пользуюсь положением творца. Без конца протаскиваю в свои книги родню. Думаю, что сторонний читатель даже не всегда догадывается об этом. Как правило, во всех моих книгах есть изображения моей семьи, детей. Это довольно естественно получается, поскольку, как я уже говорил раньше, работа с книгой для детей носит для меня особенно личный характер, и рисую я, прежде всего, для своих близких. Что касается ассоциаций с литературными персонажами, то это тоже "да". Когда погружаешься в работу, чего только с тобой не случается. То рожи сам себе корчишь, то позы всякие для достоверности рисования принимаешь. Натуры на все случаи не напасешься, вот и приходится себя представлять то Красной Шапочкой в лесу, то белым китом Моби Диком, выпрыгивающим из воды.

 

красная шапочка Ломаева

 

Скоро должен выйти "Свинопас" Андерсена с вашими иллюстрациями. За какую сказку возьметесь дальше? И над чем вообще работаете сейчас?

Вторая половина этого года обещает быть очень плодовитой. В сентябре появится моя последняя книга для детей - "Свинопас". Это в издательстве "Азбука". Та же "Азбука" готовит новый тираж сразу пяти старых сказок. Притом, к примеру, "Дикие лебеди" должны быть впервые изданы с моей авторской обложкой.

ИД Мещерякова издаст "Моби Дика" Германа Мелвилла с моими иллюстрациями. Это была важная для меня работа, которую я завершил прошедшей зимой. ИДМ же как раз начал печать серии книг Конан Дойла с моими иллюстрациями. До конца года должны появиться первые три книги серии.

Совсем недавно был напечатан мой "Калиф-Аист", готовый год как, но выпущенный издательством "Акварель" только-только. Это своего рода продолжение "Маленького Мука", серии сказок из сборника Вильгельма Гауфа "Караван".

Еще очень вероятно, что издательство "Азбука" издаст двухтомник рассказов Исаака Бабеля с двумя большими сериями моих иллюстраций, начинавшимися как станковая серия, но заинтересовавшая издательство. Очень жду это издание. Кстати, 4 сентября 2014 эти два цикла иллюстраций стали победителями конкурса "Образ книги", проходившего на ММКВЯ, в номинации "Лучшие иллюстрации к произведениям художественной литературы".

Издательство "КомпасГид" взялось за издание "Проданного смеха" Джеймса Крюса с моими старыми иллюстрациями.

И совсем неожиданная для меня история: в ближайшее время сразу восемь моих книг должны быть изданы в Китае на китайском языке. Что касается сегодняшней моей работы, то она не связана с книгой. Я работаю на одном интересном проекте в кино. Работа для меня не типичная, но мне нравится компания, да и задачи кажутся интересными. Всех деталей не могу раскрывать, но скажу, что это о Великой Отечественной войне. Как минимум до февраля буду полностью погружен в этот проект.

 

ломаев свинопас

 


Фото Kidsbookia.ru и из личного архива Антона Ломаева


Купить книги с иллюстрациями Антона Ломаева можно на Лабиринт или Озон

 

Читайте также

Анастасия Строкина: "Хотелось наделить героев мечтательностью и доказать, что это тоже путь к достижению хорошего" (интервью)
Взрослые стихи Анастасии Строкиной печатаются уже давно и успешно, а в качестве детского писателя она дебютировала с циклом сказок "Кит плывет на север". "Кидзбукия" встретилась с Анастасией Строкиной и иллюстратором книги Ириной Петелиной и поговорила о культуре алеутов, героях, которые никуда не спешат, и о том, что медитативность и мечтательность — это тоже путь к достижению успеха.
Какими должны быть иллюстрации в детских книгах? Мнения современных иллюстраторов
Как должны выглядеть иллюстрации в детских книжках? Мы попросили ответить на этот вопрос четырех участниц международного фестиваля книжной иллюстрации "Морс". Елена Сацута, Дарья Шныкина, Маргарита Кухтина и Екатерина Быстрицкая поделились своими представлениями о феномене детской иллюстрации и показали свои работы.
Руне Белсвик: "Книги о Простодурсене появились как игра между мной и сыном" (интервью)

Об особом месте скандинавской детской литературы в литературе мировой говорят многие. Ганс Христиан Андерсен, Астрид Линдгрен, Туве Янссон, Сельма Лагерлёф, Анника Тор... Органично вписывается в этот ряд и достойно его продолжает Руне Белсвик – норвежский писатель, прославившийся благодаря книгам о странном народце, живущем в Приречной стране.