957
26.02.2018

Захватывающая история для школьников 9-12 лет "Пираты Ледового моря" Фриды Нильсон, фрагмент

История про девочку по имени Сири, которая не побоялась отправиться к наводящим на всю округу ужас пиратам, чтобы спасти свою маленькую сестру. Как отмечают в издательстве "МИФ", эта книга — важная для них премьера в детской художественной литературе! "Теперь мы уверены в своих силах - что мы можем отбирать, производить и предлагать нашим читателям по-настоящему качественную художественную литературу".

 

"Пираты Ледового моря" Фриды Нильсон - это многослойная история, в которой каждый найдет свои смыслы - и ребенок, и взрослый. Говорят, от этой книги просто невозможно оторваться, пока не прочитаешь ее до самого конца! Начните с этого фрагмента, мы публикуем его с разрешения издательства "Манн, Иванов и Фербер".

 

 

Пираты ледового моря МИФ

 

 



Почему баклан возвращается

 


Никогда я не бежала так быстро, как в тот день. Казалось, сапоги едва касаются земли. "Только не бойся!" — единственное, о чем я тогда думала. Не бойся, Мики, я приведу помощь! Когда люди в поселке узнают, что случилось, они все побегут за своими ружьями и выйдут в море, чтобы привезти тебя домой.

 

Я спрыгнула в ялик и схватила весла. Корзина так и осталась на острове. Ветер дул в лицо. Весь мой страх словно ушел в руки и заставлял грести что было силы. Ялик буквально летел по волнам. И все-таки то плавание казалось мне вечностью. Ужасная ледяная вечность, от которой сосало под ложечкой.

 

Наконец я доплыла до нашей бухты. Пару дней назад здесь встало на якорь грузовое судно, да еще у рыболовного причала покачивалось несколько суденышек поменьше: некрашеные, с одной единственной мачтой — такие у нас в Синей бухте рыбацкие лодки.

 

На причале было полно народу — ссутулившиеся мужчины и женщины в серой одежде: кто-то чинил мачту, кто-то смолил борта, кто-то, вернувшись с рыбалки, латал парус. Один смеялся над чьей-то шуткой, а другой ругался, распутывая сети.

 

Я заметила Улава. Это был папин друг, они часто рыбачили вместе. Он разделывал треску. Поодаль стояла чайка и смотрела на чешую и внутренности, валявшиеся на земле. Пришвартовавшись, я выскочила на причал. Улав поднял нож в знак приветствия.

 


— Ты, похоже, спешишь! — заметил он и улыбнулся. — За тобой что, креветка гонится?


— Мне надо скорее домой, — только и успела я ответить, пробегая мимо. — Папа...


— Твой отец здесь! — крикнул мне Улав вдогонку.


Я обернулась. Он указывал ножом куда-то себе за спину. — Борется с сетью.


И правда, там, прислонившись к стене сарая, сидел папа и пытался починить снасть. Он замерз, пальцы плохо его слушались, и веревки только больше запутывались.


— Папа! — крикнула я.


Он поднял глаза и улыбнулся: он всегда радовался, когда видел меня или Мики, говорил, что мы, как два маяка, способны осветить любую темноту, даже самую-самую мрачную. Но когда он заметил, что я плачу, улыбка исчезла с его лица.


— В чем дело?


Я бросилась к нему в объятия.


— Они увезли ее! Папа, это все я виновата!


Он посмотрел на меня. Большие водянистые глаза наполнились тревогой.


— Что ты такое говоришь? Где Мики?

 

Люди вокруг нас отложили дела и искоса на нас поглядывали, а Улав подошел поближе. Я плакала и плакала, слова во рту превратились в кашу:


— Мы были на Железном Яблоке... Я послала ее собирать ягоды на другой стороне острова, а там... там, оказывается, была лодка. Они похитили Мики... увезли с собой на корабль... Вот.

 

Папа ничего не сказал. Он смотрел на меня так, словно сам стал ребенком, словно не понимал языка, на котором я говорила. Но тут вмешался Улав, он подошел, держа в руке наполовину выпотрошенную треску.


— Кто похитил ее, Сири? Что это был за корабль?


— "Снежный ворон", — ответила я, стараясь говорить громче, чтобы и другие тоже услышали. В одну секунду все, кто был в гавани, застыли в молчании. — Мою сестру похитил Белоголовый! Надо скорее догнать его и отобрать Мики.


Но люди лишь мрачно посмотрели на меня. Никто не сказал ни слова. Никто не крикнул: скорее в погоню за тем кораблем! Никто не побежал за ружьем.


— Надо спешить! — крикнула я. — Они плывут на запад. Наверняка уже у Тюленьих шхер!

 

Но никто не пошевелился. Все отводили взгляд, смотрели в землю, что-то бормотали друг другу. Наконец один сказал: — Тот, кто попробует догнать "Снежного ворона", может считать себя покойником.


— Верно! — выкрикнул другой. — Там у него на корабле шестнадцать пушек. Пираты подстрелят любого, кто попробует приблизиться к судну, — им это запросто!


— Никто не сможет победить Белоголового!

 

Улав опустил ладонь мне на плечо, от нее пахло рыбой.


— Сири, — сказал он и печально посмотрел на меня, — твоя сестренка пропала. Так бывает со всеми, кого забирает Белоголовый. Их... больше нет.

 

Но тут кто-то встал. Дряхлый, чем-то похожий на старый, обветренный, побелевший от времени ялик. Но кулаки его были плотно сжаты. Это был мой папа.


— Я поплыву за ней! — сказал он, в голосе его кипели гнев и решимость. — Я не боюсь. Червяк не становится больше оттого, что плавает на корабле. Ну, кто еще смелый?

 

Но никто не вызвался. Люди лишь покачали головами.


— Совсем бедняга из ума выжил! — прошептал кто-то. — Черт побери, да он помрет от старости, прежде чем Белоголовый успеет с ним расправиться.
Папа сделал вид, что не расслышал. Он поднял подбородок, сунул под мышку сеть и пошел прочь. Я поплелась следом.

 

В нашем поселке дома карабкаются по склонам. Они деревянные: построены из плавня — выловленных в море досок, потому что на острове со строительным лесом туго.

 

— Папа, ты уверен, что тебе хватит сил? — спросила я, пока мы шли домой. Он слегка прихрамывал после одной охоты. Они в тот раз ловили сачками тупиков, которых в наших краях называют морскими попугаями. Папа поскользнулся в скалах и упал с высоты.


— Может, я и старый, — проворчал он, — но отцом от этого быть не перестал.


Он закрыл лицо руками.


— Малышка... Ты же знаешь, как она всего боится. Представляю, каково ей сейчас! — Он шмыгнул носом, но взгляд его был исполнен решимости. — Завтра в шесть из порта уходит "Полярная звезда". Вот туда-то я и наймусь матросом. Это последнее судно, которое выйдет в море из Синей бухты до начала зимы. Оно делает остановку в Портбурге.

 

Я вздрогнула: Портбург. Про это страшное место я не раз рассказывала Мики. Именно туда слетаются морские разбойники, пираты и всякий прочий сброд, словно гагарки на скалистый остров.

 

— Это единственная возможность отыскать и вернуть Мики, — сказал папа, ковыляя по переулку. — А теперь идем домой, поможешь мне собраться.

 

К вечеру все его вещи лежали наготове у входной двери: мешок с теплой одеждой, не- сколько рыбных котлет, завернутых в бумагу, ружье и зимние сапоги. Папа осмотрел пожитки и наконец вздохнул.


— Все готово. Ну, я сосну немножко. Разбудишь меня вовремя, ладно?


Я кивнула. Я всегда первой просыпаюсь по утрам: когда в очаге на кухне гас огонь, в комнату проникала стужа и щипала меня за нос. Разворошив золу кочергой и добавив еще пару полешек, я обычно шла в комнату и старалась растормошить папу, но это было непросто. Мне кажется, дай ему волю, он бы спал под теплой шкурой дни напролет.

 

Вот и в тот вечер он направился нетвердым шагом к себе в комнату. Отстегнул подтяжки и сел на край кровати. Какой же он стал худой! Словно ветка — серая, сухая и тонкая. Сломать такую не представляет труда.

 

— Ты плачешь? — спросил папа.


— А если ты не вернешься? — пролепетала я, вытирая щеки. — Если ты... Как же я тут одна?


Он посмотрел себе под ноги, пожевал нижнюю губу и сказал:


— Помнишь, как ты подобрала зимой баклана, у которого замерзли крылья?


Я кивнула.


— А ведь я потом встречал его. Знаешь, что он прилетал сюда?


— Правда? — удивилась я и присела рядышком на кровать. — Когда?


— Прилетал иногда и стучал клювом в окно. Просто поздороваться. Я давал ему кусочки рыбы. Ничего особенного в этом нет, но, понимаешь... поступки человека оставляют следы. Хорошие поступки — хорошие следы. А дурные — плохие. Если я не отправлюсь на поиски Мики, я не смогу жить. Мне будет слишком стыдно.

 

Он посмотрел мне в глаза.


— Я позволял вам с Мики трудиться больше, чем следовало. И мне было стыдно из-за этого каждый день... Я же не дурак, понимаю, чем такое путешествие закончится. Мне ведь скоро семьдесят стукнет. Но я должен попытаться ее спасти.

 

Папа погладил меня по щеке. Потом лег прямо в одежде, чтобы поспать хоть немного.

 

Я понимала, о чем он говорит. Папа знал, что ему не справиться, но предпочитал пойти на риск, лишь бы не оставаться дома и не мучиться угрызениями совести. Думал ли он обо мне? О моем поступке и следах, которые он оставит? Это же я послала Мики на другую сторону острова! Она просила меня пойти с ней, а я на нее накричала. И теперь вот папе придется отправиться на поиски, а может, и умереть ради нее.

 

Мне показалось, я пролежала целую вечность, размышляя обо всем этом. В конце концов я решилась. Огонь в очаге почти потух. Тихо, как мышка, прошмыгнула я наверх и подбросила несколько поленьев. Потом надела куртку и зимние сапоги — точь-в-точь такие же, какие были у меня в семь лет и в каких теперь ходит Мики.

 

"Не бойся, Мики, — подумала я. — Я приду за тобой".

 

Я вынула из мешка папины вещи и сунула вместо них свой толстый свитер с воротником и пару носков. Потом взвалила мешок на плечи и распахнула дверь. Конечно, я понимала, что мои шансы одолеть Белоголового столь же ничтожны, как и у любого другого. Но я, по крайней мере, не намеревалась умирать в Ледовом море.
 

 

 


Купить книгу "Пираты Ледового моря" (изд. МИФ) Фриды Нильсон:

в Лабиринте >> |  на My-shop >> 


 

Тэги: 6-10 лет

Читайте также

Детектив для подростков "Дом из зеленого стекла", фрагмент книги
Подростковый детектив с щедрой примесью фэнтези и капелькой мистики. Это история Майло, живущего в отеле для контрабандистов, история приключений, тайн, открытий и знакомства с собой. Книга получила премию Эдгара Алана По (для детективов) и была номинирована на премию Андре Нортон (для фэнтези).

 
"Чудо" Р. Дж. Паласио, отрывок из книги и трейлер фильма
В ноябре 2017 в прокат выходит фильм "Чудо", основанный на одноимённом романе Р. Дж. Паласио. Это история о мальчике, который перенёс 27 операций, чтобы обрести подобие лица, а теперь он должен пойти в школу. В первый раз. К обычным детям.

Новые новогодние и рождественские книги для детей на выставке Non/fiction 2014

Сказочные истории и интересные факты о празднике, сборники стихотворений и даже новогодняя пьеса — мы подготовили обзор 12 книжных новинок для детей. 12 новогодних книг, которые вышли к ярмарке интеллектуальной литературы Non/fiction, и станут хорошим подарком для детей на новый 2015 год.