1236
03.01.2018

"Фридрих Львиный зев верхом на шмеле", читать фрагмент фантастического романа

Гремучая смесь из насекомых, фэнтези и стимпанка – война и мир, интриги и шпионаж, героизм и приключения в мире насекомых.  Непредсказуемые повороты сюжета и самого жанра – фантастический сюжет оказывается только формой для разговора о  человеческих амбициях, власти, памяти и целях жизни.

 

В России этот фантастический и приключенческий роман Верены Рейнхардт вышел в издательстве "Самокат", с разрешения которого "Кидзбукия" публикует фрагмент первой главы. 

 

 

Верена Райнхардт: Фридрих Львиный зев верхом на шмеле

 

 

Глава первая. Золотой шмель

 

Фридрих Львиный Зев происходил из древнего и славного рода наездников-шмелелетов. Но сам он, к сожалению, был белой вороной в собственной семье: не только не умел летать на шмелях, но и вообще этих созданий терпеть не мог. Поэтому, когда однажды вечером толстый шмель с громким жужжанием приземлился к нему на балкон и принялся деловито потягивать нектар из балконных цветов, Фридрих не на шутку испугался.

 

— Кыш! — завопил он, размахивая руками.

 

— Брысь отсюда! Кыш!

 

Но шмель не обращал на крики никакого внимания и спокойно продолжал свое дело.

 

— Как же тебя прогнать? — недоумевал Фридрих.

 

Шмель был заметно крупнее хозяина дома и ни капли его не боялся. (Тут следует сказать, что сам Фридрих был очень, очень маленького роста, как и все в его семействе, ведь малый рост — необходимое качество для желающих летать на шмелях. Впрочем, в его случае и для нежелающих — тоже.)

 

Фридрих задумчиво разглядывал шмеля. И чем дольше он смотрел на незваного гостя, тем яснее видел, что полоски на нем не желтые, а золотые. Желая проверить, не сон ли это, Фридрих хорошенько ущипнул себя. Но ничего не изменилось: шмель продолжал жужжать на балконе, а полоски на нем оставались такими же золотыми. Раньше ничего подобного Фридрих не встречал.

 

Вдруг шмель оторвался от цветка и пробасил:

 

— Ты всегда так нерадушно гостей принимаешь?

 

Фридрих отпрянул и чуть не плюхнулся на пол.

 

— Фридрих Иоганн Львиный Зев, я не ошибаюсь? —осведомился шмель.

 

Фридрих кивнул. От удивления он не мог вымолвить ни слова. Наверное, это какой-то фокус. И чей это голос? Не может же шмель разговаривать сам!

 

— Единственный ныне здравствующий отпрыск знаменитого рода шмелелетов по прозванию Львиный Зев, верно? — уточнил шмель.

 

Фридрих снова кивнул. Мозг его лихорадочно работал. Может, кто-то вырядился в костюм шмеля забавы ради? Но нет, шмель выглядел вполне настоящим. В эту самую секунду он поигрывал крыльями, будто разминаясь перед полетом. Нет, это не костюм, совершенно точно!

 

— Я... Кхм... — Фридрих кашлянул. Он, конечно, не очень любил шмелей, но когда еще представится возможность побеседовать с говорящим животным? — Я не шмелелет. Родственники у меня действительно летали на шмелях. А я — нет.

 

Это была чистая правда. В шкафу у Фридриха стояло наследство от деда по отцовской линии — двадцать три кубка, с которых внук каждую субботу без особой радости, но с сознанием долга сметал пыль. Его прабабка с материнской стороны была известной шмелезаводчицей, в ульях которой взросло множество славых быстротой летунов. Дядя прославился на всю страну тем, что однажды во время состязаний, когда шмель сбросил его со спины, сумел превратить падение в тройное сальто назад — потрясающе элегантное решение, которое, правда, не спасло беднягу от перелома шеи при приземлении.

 

 

— Гм. Гм-м, — покачал головой шмель. — А сделаться шмелелетом ты не желаешь?

 

— Что ты имеешь в виду? — недоверчиво спросил Фридрих.

 

Гость усмехнулся:

 

— Ну, ты же наверняка знаешь, как шмелелетами становятся. Нужно приручить дикого шмеля, то есть взобраться ему на спину и продержаться до тех пор, пока он не выбьется из сил и не прекратит попытки скинуть седока. После этого шмель повсюду следует за приручившим его. А наездник получает свидетельство.

 

— Это я, конечно, знаю, — ответил Фридрих. — Но мне такого совсем не хочется.

 

— Правда? — шмель склонил голову набок.

 

И тут Фридриху пришлось признаться, что, возможно, он все-таки хотел бы стать шмелелетом... Отец впервые посадил его на шмеля в раннем детстве. От страха малыш завизжал и замахал руками и ногами, чем очень разозлил летуна. С тех пор Фридрих ни разу к шмелям не приближался, а на слегка высокомерные вопросы родственников о том, какое же поприще он думает себе избрать, неизменно отвечал: «То, что от шмелей подальше!». Но где-то в глубине души чувство несостоятельности грызло его, как мышь-полевка — корень дерева. По ночам Фридрих часто не мог заснуть и подолгу ворочался с боку на бок, размышляя, чем бы заслужить уважение родственников. Может, сделаться знаменитым изобретателем? Или поэтом? Или певцом? Нет, исключено. В его семье ничто не ценится выше верховой езды на шмелях. Так что никакие успехи в других областях родственников все равно не впечатлят.

 

Может быть, — сказал Фридрих очень осторожно, —может быть, я тоже хотел бы стать наездником. А почему ты спрашиваешь?

 

— Почему бы тебе в таком случае не приручить меня? — предложил шмель. — Это очень легко. Я кроток и дружелюбен.

 

Сердце у Фридриха забилось быстрее. Говорящий золотой шмель! Наверное, это знак. Наверное, это его шмель. Шмель, которого он укротит. И когда он по праву сможет назвать говорящего золотого шмеля своим, никто больше не будет над ним смеяться. Но... ах, это слишком прекрасно, чтобы быть правдой!

 

— Тут наверняка какой-то подвох, — сказал Фридрих. — С чего это ты вот так просто предлагаешь себя приручить?

 

— Потому что тогда я смогу говорить, что меня укротил настоящий Львиный Зев. Звучит неплохо, а?

 

— Ну да... — неуверенно согласился Фридрих.

 

— Тогда вперед! Дела тут на полчаса. Приручить меня очень легко. Честное слово! Залезай.

 

— Но я уже в пижаме! 

 

Шмель закатил глаза.

 

— Когда твой дед по материнской линии выиграл большие скачки на почтовых шмелях 1740 года, на нем вообще были одни плавки, да и те все в пыльце от шиповника.

 

— Откуда ты знаешь? — удивился Фридрих.

 

— Я большой поклонник верхового спорта, знаешь ли. Залезай давай! — повторил шмель, и на этот раз Фридрих послушался — полез шмелю на спину, хотя и с большой опаской. В общем-то, это оказалось не так уж страшно. Мех у шмеля мягкий, держаться за него удобно.

 

— Кстати, меня зовут Брумзель. Иероним Брумзель, — представился шмель. Крылья у него задрожали, он поднялся в воздух и медленно, по спирали стал подниматься в ночное небо.

 

Тут Фридрих вспомнил, что боится высоты. Он зажмурился и постарался думать только о том, как все будут восхищаться его золотым шмелем.

 

Брумзель пошарил в сумке, привязанной у него на животе, и протянул Фридриху авиационный шлем и очки.

 

— Вот, надевай!

 

— Зачем?

 

Брумзель потянул за трубочки, которые вместе с чем-то вроде брони были прикреплены к его бокам. Откуда они вообще взялись? Раньше Фридрих их не замечал.

 

— Понадобится. Мы сейчас взлетим как ракета!

 

— Ты же сказал, что тебя легко приручить! — забеспокоился Фридрих.

 

— Ну да, пришлось приврать. Иначе как бы я тебя похитил?

 

Трубки завыли, засветились и выбросили хвосты дыма и пламени. Фридрих громко и протяжно кричал, пока шмель по крутой дуге взмывал в небо.

 

— Что за шутки?! Спускайся! Верни меня на землю! Сейчас же! — в ужасе вопил Фридрих, мертвой хваткой вцепившись в черно-золотую шерсть. Но Брумзель не обращал на него внимания. Фридрих выкрикивал все проклятия, какие приходили ему в голову, умолял вернуть его домой, пытался подкупить шмеля, а потом охрип. Тогда ему волей-неволей пришлось замолчать и подумать над другой стратегией.

 

— Ну что, закончил упражнения для голоса? — поинтересовался Брумзель сквозь рокот мотора. Фридрих дрожал от ярости и ничего отвечать не стал.

 

— Вот и хорошо. Теперь выдохни и успокойся.

 

— Я успокоюсь, только когда узнаю, что тебе нужно, —просипел Фридрих. — Иначе я буду дальше кричать, сколько хватит сил. Как можно так мерзко врать? И вообще, что ты задумал?

 

— Сейчас объясню. Я похитил тебя по приказу королевы Офрис. Ей нужен наездник-шмелелет.

 

— Какой королевы? Я о такой никогда не слышал, — удивился Фридрих. — Что это за королева, которая похищает людей вместо того, чтобы нанимать их на службу?

Брумзель на мгновение задумался.

 

— Ладно, придется плясать от печки. Ты, наверное, уже задавался вопросом, отчего это я умею говорить, так? Это потому что я из страны, где все животные умеют говорить.

 

— Один из нас двоих сумасшедший, — сказал Фридрих. — Не знаю, я или ты. Или мы оба.

 

— Да не волнуйся ты, — пробасил Брумзель. — С тобой вместе буду работать я, так что ты в надежных руках. У королевы Офрис есть для тебя задание. Выполнишь — и я сразу отвезу тебя домой. 

 

Этот шмель, совершенно очевидно, тронулся рассудком. Фридрих беспомощно покачал головой и попытался воззвать к разуму:

 

— Если этой... этой королеве нужен шмелелет, то ты не того похитил. Я не умею летать на шмелях, я же говорил!

 

— Это ничего. Мы сделаем вид, что у тебя всё под контролем, а я просто покатаю тебя по округе.

 

— По какой еще округе? Куда ты вообще меня везешь?

 

— В Скарнланд. На ваших картах этой страны нет, она на другом берегу Безбрежного моря.

 

— Но ведь Безбрежное море потому и называется Безбрежным, что перебраться через него невозможно! —удивился Фридрих.

 

— Ха-ха-ха! Это ты так думаешь. Так называемое Безбрежное море — всего лишь граница, где происходит переход из одного измерения в другое, так говорят ученые. Не знаю, что в точности это означает, но с таким мотором, как у меня, перемахнуть через нее — раз плюнуть. Восемь-девять часов — и мы в Скарнланде. Точнее, в южной его части, в Южной Стороне. Есть еще другая часть, северная. Называется Северной Стороной. Не очень-то оригинально, знаю. Вот Южной Стороной и правит Офрис.

 

Из глаз у Фридриха потекли слезы. Он все-таки натянул авиационный шлем и очки, которые Брумзель сунул ему в руки. Он почти уже поверил в эту безумную историю. Но только почти. Страна, где все животные разговаривают? Это же смешно! Облака с головокружительной скоростью неслись мимо них. Далеко внизу Фридрих иногда успевал увидеть лоскутки лесов и полей, но пелена облаков тут же снова смыкалась под ними, а выше них плыла только луна. Тысячи вопросов роились в его голове, и на каждый ответ нужен был так срочно, что Фридрих не мог выбрать, с чего начать. Так что он молча сидел на спине Брумзеля, который уносил его все дальше в ночь, и в конце концов задремал.

 

 


Купить книгу "Фридрих Львиный зев верхом на шмеле" — в "Лабиринте" >> или на Ozon.ru >>


 

Тэги: 10-15 лет

Читайте также

Роман для школьников на тему инклюзивного образования и первой любви "Ларс Лол", фрагмент
В Норвегии многие дети с синдромом Дауна учатся вместе с обычными детьми в обычном же классе, но у каждого из них есть свой опекун. "Ларс Лол" — это история о том, как подружиться с необычным одноклассником, преодолеть трудности первой любви, перерасти свои страхи.  

 
Добрая сказка для детей от 6 лет "Петронелла - добрая ведьма с яблоневого дерева", фрагмент
Немецкая писательница Сабина Штэдинг, которую в Европе уже называют новой Астрид Линдгрен, написала добрую и веселую сказку про Маленькую ведьму Петронеллу. Она живет в волшебном домике на яблоне и не очень-то доверяет людям, но знакомство с Луисом и его сестренкой Линой все изменит.  
Смешные книги для чтения с детьми — серия книг Наринэ Абгарян про Манюню

Когда на мамины попытки сделать замечание, сын Наринэ Абгарян уверенно отвечает, что его не за что ругать, ему трудно возразить. Юноша благодаря маминым книгам полностью информирован о проделках мамы и ее подружки Манюни в детстве. ТАКОЕ повторить трудно!