618
22.02.2018

Детектив для подростков "Дом из зеленого стекла", фрагмент книги

Подростковый детектив с щедрой примесью фэнтези и капелькой мистики. Это история Майло, живущего в отеле для контрабандистов, история приключений, тайн, открытий и знакомства с собой. Книга получила премию Эдгара Алана По (для детективов) и была номинирована на премию Андре Нортон (для фэнтези).

 

 

С разрешения издательства "Поляндрия" печатаем отрывок из первой главы книги "Дом из зеленого стекла".


 

дом из зеленого стекла Поляндрия

 

 

 

Глава первая

 

Постоялый двор для контрабандистов

 


Если вы собираетесь открыть гостиницу в городе контрабандистов, можно всё сделать правильно, а можно всё испортить.

 


Во-первых, избавьтесь от привычки задавать слишком много вопросов. И пожалуй, не стоит заниматься этим ради обогащения. Да, контрабандисты всегда будут при деньгах, как только найдут покупателя на восемь ящиков со стрежнями для авторучек редчайшего изумрудного оттенка, но именно сегодня у них никогда нет наличных. Если вы собираетесь открыть гостиницу для контрабандистов, неплохо бы обзавестись толстой бухгалтерской книгой и иметь в виду: что бы вы ни писали в ней, вам всё равно заплатят стержнями для ручек. Это если повезёт — ведь с лёгкостью могут заплатить чем-то ещё более бесполезным.

 

Майло Пайн не был хозяином гостиницы для контрабандистов, зато ей владели родители Майло. Вообще-то, это был целый постоялый двор — огромная обветшавшая усадьба. Выглядела она так, будто её наспех слепили из заброшенных разномастных построек, свезённых с разных концов света. Заведение называлось "Дом из зелёного стекла" и располагалось на склоне холма в небольшой бухте — маленьком райончике, частью построенном на берегу, а частью на сваях, торчавших из реки Скидрэк, словно зубья расчёски. От берега до постоялого двора можно было долго-долго тащиться пешком, а можно было чуть быстрее добраться по канатной дороге, которая вела вверх по крутому склону Уилфорберского холма с причала, принадлежавшего постоялому двору. Разумеется, "Дом из зелёного стекла" распахнул свои двери не только для контрабандистов, но именно они останавливались здесь чаще других, поэтому Майло считал их заведение гостиницей для контрабандистов.

 

Майло жил в "Доме из зелёного стекла" с тех пор, как его совсем малышом усыновили Нора и Бэн Пайны. Это место всегда было для него домом, и он привык к странноватым типам, что находили здесь приют. Некоторые из них приезжали каждый сезон, словно дальние родственники, явившиеся, чтобы по трепать тебя за щёчку, на очередной праздник, а потом снова пропадали. Спустя двенадцать лет Майло даже научился предугадывать, кто и когда появится. Контрабандисты — они же как букашки или овощи, у каждого своя пора. Вот почему Майло так удивился, когда зазвонил старый колокол на крыльце, тот самый, что был подсоединён к стальной катушке с тросом, тянувшим вагончик фуникулёра по рельсам.

 

Звук старого железного колокола тоже менялся в зависимости от времени года и времени суток. Сегодня, в первый день зимних каникул, вечер выдался морозным, только что пошёл снег. Поэтому звук колокола был ледяным и напоминал глоток холодного воздуха. Майло, который решал за журнальным столиком задачку по математике, поднял голову. Он хотел сделать всё домашнее задание разом, не откладывая в долгий ящик, чтобы можно было насладиться каникулами и не вспоминать про школу. Мальчик посмотрел на маму, которая улеглась с книжкой на ковре из лоскутков перед большим кирпичным камином.

 


— Кто-то хочет подняться? — с недоверием спросил Майло.


Миссис Пайн встала, сунула книгу под мышку и выглянула в окно у двери в холле.


— Вроде бы. Надо включить лебёдку.


— Но у нас не бывает постояльцев на первой неделе каникул! — запротестовал Майло.


Он почувствовал, как внутри нарастает смутное беспокойство, и попытался справиться с этим ощущением. Нельзя же так быстро испортить каникулы, правда? Он лишь несколько часов назад сошёл с парома, который перевозил детей из района Пристани в школу и обратно.


— Ну, не часто. Скорее нет, — ответила миссис Пайн, зашнуровывая ботинки, — но не потому, что это запрещено. Просто так обычно получается.


— Но сейчас же каникулы!

Мама пожала плечами и протянула ему пальто.

 

— Пошли, малыш. Будь джентльменом. Не заставляй маму выходить на холод одну.

 

Эх, снова разыграна всесильная карта "будь джентльменом". По-прежнему ворча, Майло поднялся, тихонько нашёптывая: "Каникулы, каникулы, каникулы!" — и, ссутулившись, пошёл за мамой. Он почти закончил домашнее задание. Предполагалось, что с ответственностью будет покончено на какое-то время.

 

Колокол зазвонил снова. Майло поддался своему разочарованию, остановился посреди холла в одном ботинке и, подбоченившись, издал вопль ярости.

 

Миссис Пайн, сложив руки, подождала, пока Майло закончит.


— Излил душу? — мягко спросила она.


Майло нахмурился.


— Я знаю, что это странно, — добавила мать, — и я знаю, что тебе не нравится, когда что-то происходит вопреки твоим ожиданиям. — Она наклонилась и порылась в корзинке для мелочей, стоявшей у двери, разыскивая фонарик. — Но послушай, сюрпризы — это не всегда плохо.

 

Звучало убедительно, хотя её слова, разумеется, не слишком утешили Майло. Однако мальчик кивнул и оделся, чтобы выйти на мороз. Он двинулся следом за матерью на крыльцо, через лужайку к бреши в тёмной стене берёз и синеватых сосен, которые густо росли на склоне холма. А там, в темноте, трава уступила место каменной площадке.

 

Всю свою жизнь с самого раннего детства Майло ощущал беспокойство, если внезапно нарушался привычный ход событий. Даже больше, чем просто беспокойство. Сюрпризы в лучшем случае вызывали тревогу. И сейчас, пока он топал на холоде по свежему снежку, чтобы поднять наверх какого-то незнакомца, нежданного гостя, из-за которого Майло придётся работать, вместо того чтобы спокойно провести целую неделю дома с родителями... тревога превращалась в настоящую панику.

 

Луч фонарика пронзил тьму, которая затрепетала и растаяла в золотистом, как сливочное масло, свете. Миссис Пайн включила освещение в спрятанной среди деревьев маленькой беседке, к которой причаливали вагончики фуникулёра. Канатная дорога начиналась в сотне метров внизу, у реки. До берега, ну или наверх, если вы внизу, можно было добраться и другими способами. По склону тянулась вверх крутая винтовая лестница, которая вела к той же беседке. А ещё можно было доехать на машине по дороге, которая петляла вокруг холма от отеля и до самого города. Но этим путём пользовались лишь Майло с родителями да экономка миссис Каравэй.

 

Постояльцы не приезжали из города. Они приплывали по реке, иногда в своих собственных лодках, иногда платили одному из старых моряков, обитавших в районе Пристани и переправлявших всех желающих в "Дом из зелёного стекла" за пару баксов в таких же древних, как они сами, посудинах. Выбирая между ветхим вагончиком, напоминавшим своим видом чуднóй и великоватый по размеру электромобиль из аттракционов, и крутой лестницей в триста десять ступенек (да, Майло посчитал), гости всегда предпочитали фуникулёр.

 

Внутри беседки с каменным полом стояла скамейка, а ещё там располагалась подсобка, и здесь же заканчивались стальные рельсы. Миссис Пайн открыла подсобку, и Майло прошёл за ней туда, где тяжёлый трос, тянувшийся между рельсов, наматывался на гигантскую катушку. Благодаря сложной системе шестерёнок, катушка — если придать ей вращение — делала всю необходимую работу, затаскивая один-единственный вагончик по склону. Но она была старой, и рычаг то и дело застревал. Сдвинуть его с места было куда проще, работая в четыре руки. Майло вместе с мамой взялись за рычаг.

 

— Раз, два, три! — скомандовал Майло, и на счёт "три" они толкнули рычаг. Холодный металл шестерёнок взвизгнул, как старый пёс, и механизм пришёл в движение. Миссис Пайн с сыном ждали, когда вагончик с лязгом вскарабкается на вершину холма, и мальчик задумался, кого же он привезёт. К ним наведывались самые разнообразные гости. Разумеется, иногда в отеле останавливались моряки или туристы, а вовсе не контрабандисты, но не так часто, и совсем уж редко зимой, когда река Скидрэк и узкие бухты, бывало, замерзали.

 

Пока Майло размышлял над этим, по контуру беседки и вдоль перил лестницы вспыхнули гирлянды белых огоньков размером со светлячков. Мама выпрямилась рядом с розеткой, в которую только что включила гирлянду.


— Ну, что думаешь? Эльф, сбежавший с Северного полюса? Контрабандист с пугачом? Или подпольный торговец гоголь-моголем? — спросила она. — Чья догадка окажется самой верной, получает шоколадный кекс с мороженым. А проигравший его приготовит.


— А как называются те цветы, луковицы которых бабушка всегда посылает тебе на Рождество и которые ты так обожаешь?


— Нарциссы?


— Ага. Это курьер, который везёт посылку с луковицами. А ещё чулки! Зелёные с розовыми полосками.

 

Негромкий лязг дополнил поскрипывание троса, наматывавшегося на огромную катушку в подсобке. Можно определить, где вагончик сейчас находится, по тому, как меняется звук. Майло представил себе перекошенные старые фонарные столбы, мимо которых в эту минуту двигался вагончик.

 

— Зелёные с розовым?


— Ага. Он наверняка понимает, что идея плохая, но ему их насильно всучили. Заставили взять груз... даже нет, втянули в это обманом! А теперь, если он не сможет сбыть чулки с рук, ему конец. Он уже придумывает, как убедить покупателей, что на Пасху надо складывать яйца не в корзинки, а в полосатые чулки. — Майло перегнулся через заграждение в беседке и высматривал сквозь погустевший снег, падавший среди берёз и покрывавший корочкой сосновые ветки, когда же по явится вагончик с пассажиром на борту. Его всё ещё не было видно, но по дрожанию рельсов Майло догадался, что сейчас фуникулёр преодолевает самую крутую часть холма. — У него на этой неделе ещё намечены встречи. Со всякими там журналистами и чокнутыми телезвёздами, он раздумывает, как сделать зелёно-розовые полоски писком моды в будущем году. И ещё — с представителями компании, которая производит кукол-марионеток из носков.

 

Майло снова перегнулся через заграждение, как раз настолько, чтобы несколько снежинок с крыши упали на ресницы. А вот и он — синий металлический вагончик с серебристыми полосами. Майло с отцом нарисовали полосы на бортах пару лет назад, а вдобавок вывели название: "Уилфорберский вихрь". Спустя мгновение показался и пассажир: долговязый господин в фетровой шляпе и простом чёрном пальто. Майло рассмотрел лишь огромные очки в массивной черепаховой оправе на носу гостя.

 

Мальчик сник. Незнакомец до боли напоминал чьего-то дедушку. А может, даже чуточку и школьного учителя.

 

— Не знаю, — заметила миссис Пайн, словно бы прочитав мысли Майло. — Я готова поверить, что этот господин рискнул бы надеть что-то в зелёно-розовую полоску. — Она взъерошила волосы сына. — Ну же, малыш. Где твоё радушное выражение лица?


— Ненавижу радушное выражение лица, — пробормотал Майло, но выпрямился и постарался напустить на себя весёлый вид, пока "Вихрь" делал последний рывок к беседке.

 

Вблизи незнакомец выглядел ещё более скучным: простая шляпа, ничем не примечательное пальто, обычное лицо и заурядный синий чемоданчик, засунутый в отделение для багажа. Однако глаза за стёклами очков были живыми и проницательными, и взгляд их перебегал от миссис Пайн к Майло и обратно.

 

Майло оцепенел. Всегда, когда Пайны встречали нового гостя, с этого всё и начиналось. На лицах прибывших читалась мысль: "Что-то тут не вяжется". Сегодняшний незнакомец, разумеется, прятал свои догадки получше многих, поскольку выражение его лица не изменилось, но это не означало, что он не подумал: "Как у этой леди мог вдруг появиться китайчонок, да ещё в Нагспике?! Ясное дело — усыновили".

 


Вагончик наконец остановился, дёрнувшись так, что нежданный пассажир едва не уткнулся лицом в обитую мягкой тканью приборную панель "Уилфорберского вихря".


— Здравствуйте, — мать Майло широко улыбнулась, когда мужчина выбрался из вагончика и стряхнул с плеч снег. — Добро пожаловать в "Дом из зелёного стекла"! Я Нора Пайн, а это мой сын Майло.


— Благодарю, — ответил незнакомец голосом таким же унылым, как и всё остальное в его облике. — Моя фамилия Виндж. Де Кари Виндж.


"Что ж, — кисло подумал Майло, — по крайней мере, у него необычное имя".


— Я возьму ваш чемодан, мистер Виндж.


— Не нужно, — быстро ответил мистер Виндж, когда Майло потянулся за чемоданом. — Я сам! Он довольно тяжёлый.

 


Он схватился за ручку и потянул. Наверное, чемодан и впрямь был тяжёлый, поскольку мистеру Винджу пришлось оттолкнуться ногой от борта вагончика.

 


В этот момент мама многозначительно взглянула на Майло. Майло ещё раз присмотрелся к незнакомцу. А потом заметил пёстрый полосатый носок, мелькнувший лишь на секунду, прежде чем мистер Виндж попятился назад с чемоданом в руке. Если уж на то пошло, то оранжевые с фиолетовым полоски ещё похлеще, чем зелёные с розовым, которые нафантазировал Майло.

 

— Похоже, я продула тебе кекс с мороженым, — шепнула миссис Пайн и уже громче произнесла: — Сюда, мистер Виндж! Мы спасём вас от холода.

 

 


Купить книгу "Дом из зеленого стекла":

 в Лабиринте >> | My-shop >> | Ozon.ru >>


 

Читайте также

"Чудо" Р. Дж. Паласио, отрывок из книги и трейлер фильма
В ноябре 2017 в прокат выходит фильм "Чудо", основанный на одноимённом романе Р. Дж. Паласио. Это история о мальчике, который перенёс 27 операций, чтобы обрести подобие лица, а теперь он должен пойти в школу. В первый раз. К обычным детям.

Цикл психологических рассказов о взрослеющем ребенке "Наверно, я еще маленький", фрагмент
Сборник рассказов для подростков, которые ни с кем не хотят говорить – "Наверно, я еще маленький" Аси Петровой. Откровенные тексты о рефлексирующем ребенке (написанные от первого лица), который задумывается над проблемами повседневной жизни, задает провокационные вопросы и пытается осмыслить окружающий мир.

 

Новые детские книги в декабре 2016 к выставке non/fictio№18

К выставке "НонФикшн", которая пройдет 30 ноября по 4 декабря 2016 в Москве, детские издательства "Нигма", "Мелик-Пашаев", "Белая Ворона", "Самокат", "КомпасГид" и "Карьера Пресс" рассказали нам, на какие новые детские книги стоит обратить внимание.